vesnat.ru страница 1
скачать файл
УДК 94 (470) «1917»

Молодежь Москвы в условиях первой российской революции (по материалам Агентурного отдела Московского охранного отделения за 1905−1907 годы)

Магидович Артем Сергеевич, аспирант, artem@sharks-sport.ru,

ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса», Москва


The characteristic of social and economic situation of the youth community of Moscow early in the 20th century, the statistic data of Moscow Guard Department`s Agents’ Office about the number, age categories, party affiliation, the occupation and the estate of young activists of the revolutionary and social movements (1905−1907) were given.
В статье дается характеристика социально-экономического положения молодежи Москвы в начале ХХ века, приводятся статистические данные Агентурного отдела Московского охранного отделения о численности, возрастных категориях, партийной принадлежности, роде занятий и сословию молодых активистов революционного и общественного движения за 1905−1907 годы.
Keywords: youth, social status, revolution, the Agents’ office

Ключевые слова: молодежь, социальное положение, революция, Агентурный отдел
Время с начала XX века и до 1917 года − острый период в истории России: в эти годы империю потрясли русско-японская, Первая мировая войны, первая российская революция. В этот период наблюдались необычайный накал в общественной жизни, появление первых политических партий, деятельность Государственной Думы, общественное, студенческое и профессиональное движение и др. Наиболее активное участие в названных событиях принимала рабочая, крестьянская, студенческая и учащаяся молодежь. Она втягивалась в политическую борьбу в составе различных партий, а также родившихся в результате первой революции профсоюзов, стихийно и организованно боролась за свои социально-экономические права и свободы. Изучение социального состава, партийной принадлежности, форм развития гражданской активности молодежи важно как с точки зрения внутренних задач российской модернизации, так и в международном плане.

Особенно пристальное внимание участники политической борьбы всегда уделяли столичной молодежи, поскольку именно в крупных городах, где сосредоточивались основные финансовые, экономические, административные и политические ресурсы, происходили решающие события, определявшие ход истории всей страны. Это относится, прежде всего, к столицам Российской империи начала прошлого столетия – Санкт-Петербургу и Москве.

Учитывая новизну и многообразие задач, связанных с исследованием социального облика молодежи в России начала ХХ века, автор ограничивается исследованием данной проблемы на примере Москвы периода первой российской революции. Выбор региона определяется тем, что молодежь столичных регионов обычно шла в авангарде общественного движения в России и многие события, происходившие, в частности, в Москве были чрезвычайно важны для политической ситуации страны в целом. Именно в Москве было сосредоточено большое количество рабочей, студенческой, учащейся молодежи, здесь активно проявлялась деятельность политических партий, всячески стремившихся привлекать на свою сторону молодежь. Бурные события в России начала ХХ века оказали огромное влияние на общественную жизнь в Москве в целом, на жизнь отдельных слоев общества и, в частности, на положение и бытовые условия, настроения молодого поколения огромного города.

Социальное неравенство, бедность, нищета, массовая безграмотность, незащищенность обездоленных слоев общества были очевидны и возбуждали стремление избавиться от несправедливости, особенно среди молодежи. Работница З.М. Иванова так описала условия жизни рабочих в общежитиях в 1911 году на Всероссийском съезде по борьбе с проституцией: «…Живут в общих спальнях человек по 200-300 в одной, койки стоят на пол-аршина одна от другой, теснота, духота, сырость, грязь, холод – явления заурядные, а что самое главное, нельзя ровно ничем заниматься. Ну, как, например, читать, когда тут же другие, может быть, поют, ругаются, дерутся. Так и проходит жизнь на виду у всех 300-200 девушек; нет свободного места, где можно было бы подумать, почитать» [18, c. 174−176].

Вплоть до первой русской революции 1905−1907 годов в России не было профсоюзов, и рабочая молодежь втягивалась в политическую жизнь и борьбу за свои права вместе с взрослыми рабочими на предприятиях Москвы, где наиболее авторитетными были представители левых партий − большевики и меньшевики, эсеры, трудовики и т.д. В зарождавшиеся профсоюзы вступали, прежде всего, именно молодые рабочие: членам московского союза деревообделочников в 1905 году было 20−25 лет, в вечерней школе, открытой союзом портных для членов союза, 65% учащихся было в возрасте от 17 до 25 лет, 28% − от 26 до 35 лет [14; 16, с. 87−89].

В 1910 году в Москве насчитывалось 12 вузов, в них обучались 22793 студента, а также 196 средних учебных заведений (46425 учащихся) и 654 низших (75108). Кроме того, действовали 42 воскресных и субботних школы (3395 учащихся) и 158 вечерних курсов для взрослых (4959). В целом 9,7% жителей Москвы были учащимися. На воскресных и вечерних курсах обучались в основном рабочие. Так, в 1908/1909 году на Пречистенских курсах занимались 1392 человек, в том числе 60% рабочих. Однако многие рабочие отсеивались из-за большого рабочего дня (10−11 час.), низкой зарплаты (от 8 до 20 руб.), которая не позволяла им тратить деньги, «чтобы поскорей попасть в класс, а то другим приходится идти пешком час и более». Стремление к знанию заглушалось нуждой, безработицей, физической усталостью, зависимостью от хозяев, невозможностью выполнять домашние задания в общежитиях-казармах [5, с. 288−289; 10, с. 110, 128−129; 16, с. 126].

Учащаяся молодежь, отличаясь более высоким уровнем знаний, особенно активно участвовала в студенческих землячествах, всевозможных объединениях, которые находились под пристальным вниманием полиции и одновременно – левых партий. Студенчество, как известно, составило основу террористических организаций, участвовало в политических демонстрациях, акциях протеста и т.п.

Общественная жизнь в Москве, так же, как по всей России, контролировалась и направлялась различными властными структурами империи на городском, губернском и региональном уровне. Важную роль при этом играли жандармско-полицейские учреждения, как центрального, так и регионального уровня. Система жандармско-полицейских учреждений в Москве была сложна и разнообразна. Отдельные учреждения находились в ведении московского градоначальника, московского губернатора. Все они также подчинялись Министерству внутренних дел и непосредственно Департаменту полиции.

Традиционно эти учреждения не только вели борьбу с революционным движением, но и осуществляли широкий комплекс мер по надзору за различными проявлениями общественного движения в городе. Поэтому под надзор полиции попадали крупные общественные деятели, издатели, редакторы газет и др. Полицейские учреждения пристально наблюдали за жизнью молодежи – студентами, учащимися средних учебных заведений, гимназий, рабочими и служащими предприятий Москвы и ближайшего Подмосковья.

Создававшийся в недрах названных учреждений обширный комплекс документов достаточно хорошо сохранился и ныне составляет значительную часть корпуса архивных источников, позволяющую проводить широкие исследования общественной жизни в Москве на рубеже XIX начала XX веков и, в частности, его молодого поколения.

Говоря о жандармско-полицейских учреждениях в Москве, необходимо выделить два наиболее важных из них – это Московское охранное отделение и Московское губернское жандармское управление.

Отделение по охранению общественной безопасности и порядка в Москве (Московское охранное отделение) при московском градоначальнике являлось одним из важнейших органов политического сыска России в конце XIX − начале XX века.1 Московская охранка возникла в результате реформы карательно-розыскных органов в условиях противоборства тайной полиции с народовольческим террором. 1 ноября 1880 года по распоряжению министра внутренних дел М.Т. Лорис-Меликова было образовано Секретно-розыскное отделение при Канцелярии московского обер-полицмейстера, переименованное в 1881 году в Отделение по охранению общественной безопасности и порядка в Москве.

Московское охранное отделение являлось органом Департамента полиции и непосредственно подчинялось Московскому градоначальнику. В ряде случаев розыскная деятельность Московского охранного отделения распространялась за пределы Москвы и Московской губернии, по сути выполняя роль общероссийского центра политического розыска. Непосредственным исполнителем этой задачи был так называемый «Летучий отряд филеров», созданный при Московской охранке в 1894 году и возглавляемый Е.П. Медниковым2. В 1903 году по распоряжению министра внутренних дел В.К. Плеве Московскому охранному отделению было дано право тайного просмотра почтово-телеграфной корреспонденции (перлюстрация), для чего в его составе возникает так называемый «Черный кабинет».

Московское охранное отделение состояло из пяти отделов. При Канцелярии действовал архив, ведавший формированием дел, выдачей их по требованию офицеров отделения и наведением справок. Охранное отделение просуществовало до Февральской революции 1917 года. Его материалы (свыше 51 тыс. единиц хранения за 1867−1917 годы), как уже упоминалось выше, были выделены в отдельный фонд ГА РФ.

Среди материалов Московского охранного отделения − большое количество документов о жизни, участии в общественном движении города молодежи Москвы и, прежде всего, студентов и учащихся средних учебных заведений. Например, за 1905 год – год начала первой российской революции, отложились специальные дела «О студенческом движении в Москве в 1905 году», «О наблюдении за учащимися и студентами гор. Москвы» [2]. Дела содержат документы о положении московского студенчества (прежде всего, Московского университета), общественной жизни студенчества, деятельности студенческих землячеств, сходках студентов, их участии в деятельности политических партий и организаций, политических демонстрациях и стачках, распространении среди студентов нелегальной литературы и др. Дела включают документы о торжествах в честь 150-летия Московского университета, резолюции студенческих сходок, сведения о попытках центрального университетского органа осуществить мероприятия по «успокоению университетской жизни», о студентах, прибывших в Москву из других городов и др. Сохранились дела с донесением Московского охранного отделения московскому генерал-губернатору великому князю Сергею Александровичу о студенческих сходках в Московском университете [1], «по анонимным заявлениям о настроениях московских студентов» [3], следственные дела отдельных студентов и учащихся, обвинявшихся в принадлежности к революционным организациям, хранении оружия, распространении нелегальной литературы.

Для настоящего исследования представляют интерес и дела об учащихся, членах боевой организации партии эсеров, принимавших участие в покушении на генерала Трепова [4].

В 1910 году в составе Московского охранного отделения был учрежден Агентурный отдел, который ведал внутренней агентурой, то есть разработкой данных, полученных от секретных сотрудников. В фонде Московского охранного отделения, хранящемся в ГА РФ (ф. 63), в составе материалов Агентурного отдела имеются переписка по разработке перлюстрированной корреспонденции, наряды агентурных записок, обзоры и справки, агентурные сведения о деятельности различных партий, союзов и иных общественных организаций, действовавших на территории России.

Именной каталог на лиц, проходящих по Агентурному отделу Московского охранного отделения, составлен сотрудниками Московской охранки на основании агентурных сведений, поступавших от секретной агентуры. Каталог включает 30580 карточек; сведения о лицах, упоминаемых в каталоге, относятся к 1902−1917 годам. В нем указаны фамилии лиц, за которыми устанавливалось наблюдение. Среди упоминаемых в каталоге − политические, общественные деятели, а также деятели науки и культуры конца XIX – начала XX вв. (писатели, журналисты, адвокаты, издатели, редакторы газет и журналов и др.), члены политических партий (РСДРП, партии социалистов-революционеров, кадетов, октябристов, анархистов, трудовиков и др.), национальных партий (Бунда, Польской социалистической партии и др.), участники массовых выступлений, политических демонстраций, стачек, крестьянских волнений, вооруженных выступлений против царского самодержавия, политические ссыльные, каторжане и др.

«Агентурная» картотека отличается от всех дореволюционных делопроизводственных картотек и каталогов своим внешним видом, расположением реквизитов, насыщенностью информацией. Примечательно, что был предусмотрен даже цвет карточки в зависимости от принадлежности той или иной организации: синие (голубые, фиолетовые) карточки были заведены на социал-демократов, розовые (красные) – на эсеров, бледно-зеленые – на анархистов, желтые – на участников студенческого движения, кремовые – на участников общественного движения, включая рабочее движение.

Сохранились воспоминания члена Комиссии по обеспечению нового строя М.А. Осоргина, спасавшего архивы Московской охранки в феврале 1917 года, «Охранное отделение и его секреты», изданные в Москве в 1917 году [12]. М.А. Осоргин довольно подробно и четко изложил методику работы сотрудников Агентурного отдела по обработке сведений, доставленных им секретными сотрудниками и филерами, подготовке агентурных записок, занесению сведений из них в специальную картотеку.

Регистрационные карточки на лиц, проходивших по материалам Агентурного отдела Московского охранного отделения, включают 13 граф: фамилия; имя; отчество; звание; жительство; революционные клички; клички наблюдения; чьи сведения; орган; № дел; наличие фотографии; установочные данные агентуры; аресты и обыски. Таким образом, карточка содержит информацию о фамилии, имени, отчестве лица, его звании, домашнем адресе, революционной кличке, кличке наружного наблюдения, роде занятий, названии организации, к которой принадлежит наблюдаемый, наличие фотографии. В графе «Чьи сведения» указаны клички агентов, доставивших сведения, шифры агентурной записки. Иногда в карточках приводятся дополнительные сведения о лице, а также принятые против него меры (обыски, аресты). В ряде случаев содержится характеристика внешних данных человека, за которым установлено наблюдение. Важно, что в регистрационных карточках имеется ссылка на дело, где отложились сведения (однако, эти данные приводятся не всегда). Здесь же или на оборотной стороне карточки называются сведения, которые доставил агент. Иногда эта информация очень обширная и размещена на нескольких карточках. Сведения в картотеке систематизированы по алфавиту фамилий.

В ряде карточек указывается возраст наблюдаемого, но иногда его приходится «высчитывать», если на карточке указывался только год рождения и известно, что карточка на это лицо заведена в определенном году. Встречаются также карточки, где возраст дается приблизительно, на основе показаний агентов по поводу внешних особенностей, например, указывается «25−30 лет».

Распределение по возрастным категориям показывает, что среди лиц, попавших под наблюдение Агентурного отдела Московского охранного отделения, доминируют молодые люди в возрасте 20−24 лет, а в целом лица в возрасте до 30 лет составляют более 3/4 от общего контингента.

В ходе настоящего исследования по картотеке Агентурного отдела Московского охранного отделения выявлено 2448 карточек на молодых активистов революционного и общественного движения за 1905−1907 годы в возрасте от 16 до 23 лет (табл. 1).

Таблица 1

Распределение молодых активистов революционного и общественного движения за 19051907 годы по возрастным категориям


Возраст

Количество

16

17

17

57

18

201

19

265

20

517

21

397

22

506

23

488

Как видно из приведенной таблицы, наиболее активными в революционном движении или подозрении в участии в нем были молодые москвичи в возрасте от 20 до 23 лет.



Таблица 2

Распределение активистов молодежного движения по роду занятий и сословиям

Род занятий или сословие

Количество

Крестьяне

94

Студенты

195

Учащиеся, гимназисты(ки), курсисты(ки)

77

Что касается сословного распределения то, как видно из таблицы 2, с большим отрывом лидируют студенты и учащаяся молодежь. Затем следуют крестьяне, но необходимо отметить, что это относится к их социальному происхождению, а не текущему статусу – в городах крестьяне – это, конечно, рабочие, в данном случае − рабочая молодежь.



По партийной принадлежности материалы картотеки дают следующие данные: среди молодого поколения лидировали социал-демократы и эсеры, далее анархисты. Присутствовали также представители национальных партий (табл. 3).

Таблица 3

Распределение активистов молодежного движения по партийной принадлежности

Партийность

Количество

Анархисты

178

Максималисты

43

Социал-демократы

842

Социал-демократы (большевики)

23

Социал-демократы (меньшевики)

11

Социалисты-революционеры

810

Социалисты-революционеры (максималисты)

50

Бунд

9

Всероссийский Христианский студенческий Союз

2

Дашнакцутюн

4

Латышская социал-демократическая партия

1

Польская социалистическая партия

13

Поалей Цион

1

С-Д Эстонии

1

СДКПЛ

2

СДРП и Л

1

Украинская социал-демократическая партия

7

Украинская Громада

2

Однако в указанной картотеке отсутствуют сведения о легальных партиях, поэтому для составления более полного портрета политической активности молодежи Москвы следует привлекать как материалы собственно легальных партий, так и сообщения прессы.

По картотеке было выявлено 48 активистов студенческого движения, а также 121 профсоюзный активист. Кроме того, 146 молодых людей являлись участниками боевых дружин, боевиками, членами боевых организаций; 64 активно участвовали в стачках и забастовках; 211 посещали собрания, сходки, массовки.

На основании проведенного анализа можно сделать следующие выводы. В условиях роста социальной напряженности и революционного кризиса в России молодежь Москвы из всех социальных групп (рабочие, крестьяне, студенчество) стала активным участником политической деятельности и объектом конкурентной борьбы нелегальных партийных организаций. В то же время среди собственно молодежных организаций выделяются лишь студенческие, что вполне объяснимо с учетом уже имевшегося с конца XIX века опыта развития студенческого движения в Москве, а также более высокого уровня образовательной и организационной подготовки студенческой молодежи.

Распределение молодых москвичей по партиям наглядно подтверждает исключительную популярность идей социализма и радикальных политических программ среди молодежи Москвы начала прошлого века. Более 400 молодых москвичей, судя по неполным изученным данным, были ударной силой боевых структур революционеров, стачечного движения и других социально и политически значимых протестных акций. Показательно и растущее влияние на московскую молодежь профсоюзов, которые легализовались в России лишь в изучаемый период. Что касается легальных либеральных и правых политических структур, отсутствие данных об участии в них молодежи Москвы вполне показательно, что свидетельствует, прежде всего, о низком уровне угрозы со стороны этих организаций для власти.

Анализируя социальные характеристики революционной части московской молодежи в 1905−1907 годах, необходимо учитывать как возрастные особенности молодежной психологии, так и объективные противоречия социально-экономического положения молодежи и всего общества, растущие тенденции к снижению привлекательности и авторитета идей и действий власти и ее представителей в Москве и по всей стране.



Литература

1. ГА РФ. Ф. 63. Оп. 25. Д. 21.

2. ГА РФ. Ф. 63. Оп. 25. Д. 26. Т. 1−2, 27.

3. ГА РФ. Ф. 63. Оп. 25. Д. 55.

4. ГА РФ. Ф. 63. Оп. 25. Д. 211−214.

5. Города России в 1910 году. СПб., 1914.

6. Жилинский В.Б. Организация и жизнь охранного отделения во времена царской власти. М., 1918.

7. Ирецкий В.Я. Охранка. СПб., 1917.

8. Красный А. Тайны охранки. М., 1917.

9. Меньщиков Л.П. Охранка и революция. М. −Л., 1925−1928.

10. Общее дело. Сборник статей по вопросам распространения образования среди взрослого населения. / Под ред. В. Костроминой. М., 1912. Вып. 3. 441 с.

11. Овченко Ю.Ф. Московская «охранка» на рубеже веков // Отечественная история. 1993. № 3.

12. Осоргин М.А. Охранное отделение и его секреты. М.: Грядущее, 1917.

13. Перегудова З.И. Политический сыск России (1880 – 1917). М.: РОССПЭН, 2000. 432 с.

14. Профессиональные союзы рабочих России. 1905 г. – февраль 1917 г. Перечень организаций / Сост. И.С. Розенталь. М., 1985.

15. Путеводитель по фондам ГА РФ. Том 1. Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории России XIX – начала XX вв./ Под. ред. С.В. Мироненко. М.: Благовест, 1994. 1994 с.

16. Розенталь И.С. Москва на перепутье: Власть и общество в 1905-1914 гг. М.: РОССПЭН, 2004. 256 с.

17. Спиридович А.И. Записки жандарма. Харьков, 1928.

18. Труды Первого Всероссийского съезда по борьбе с торгом женщинами и его причинами. СПб., 1911. Т. 1.

19. Членов С.Б. Московская охранка и ее секретные сотрудники. М., 1919.




1 Подробнее о деятельности Московского охранного отделения см. [6−9; 11−13; 15, с. 116−119; 17; 19].

2 Непосредственным руководителем «Летучего отряда филеров» был начальник Московского охранного отделения С.В. Зубатов.
скачать файл



Смотрите также:
Время с начала XX века и до 1917 года − острый период в истории России: в эти годы империю потрясли русско-японская, Первая мировая войны, первая российская революция
149.07kb.
"Первая мировая война : истории героев забытой войны "
82.87kb.
Двадцать первая Монеты
122.25kb.
Важным этапом в истории первобытного человека стала первая экономическая революция (неолитическая), когда произошел переход от присвающего хозяйства к производящему
802.07kb.
Котюков Константин Львович Российская военная эмиграция в период Великой Отечественной войны на оккупированных территориях СССР и Югославии Специальность 07. 00. 02 — Отечественная история
456.42kb.
Научные достижения конца 19 века начала 20 века, 21 века
65.41kb.
В истории Ленинградской области Краеведческий указатель Санкт-Петербург
561.98kb.
1. Страны Европы и США в 1900—1918 гг. Первая мировая война (6 ч)
174.94kb.
В течение всего XIX столетия в Ирландии усиливалось стремление нации к независимости. Но на севере страны движение за независимость встретило сопротивление профсоюзов и Консервативной партии
203.7kb.
Кафедра истории зарубежных стран в новое и новейшее время Допустить к защите
658.94kb.
" Местные денежные эмиссии в России (1917-1920 гг.)"
146.78kb.
Библиографическая справка
48.38kb.