vesnat.ru страница 1
скачать файл


А.В. Лубский

доктор философских наук,

профессор кафедры социологии и политологии

ИППК при РГУ


Политическая концептология – новая наука о политике
В современной политической науке складывается ситуация, которая характеризуется переходом от монистической интерпретации политической реальности к плюралистической. В рамках этого перехода формируется новый тип методологического сознания, который базируется на следующих эпистемологических предпосылках: 1) о политической реаль­ности можно говорить на разных языках, в контексте различных теорий, с учетом различных политических перспектив; 2) научное познание, протекающее в определенных культурно-ког­нитивных условиях, обусловлено стилем мышления сообщества, к которому принадлежит ученый; 3) политические знания как результат исследования всегда контекстуальны и индексикальны, поскольку они обусловлены культурно-эпистемологическим контекстом и отмечены ин­дексом когнитивного схематизма, на основе которого они транслируются.

Реальный «мир политики» встречает ученых в разных ипо­стасях, которые исследователи выбирают для конкретной научной «встречи». Результатом этой встречи является многообразие «картин» политической реаль­ности, которые, будучи поставленными на место «мира политики», посылают такие же личные «послания» ученых, как и сам этот мир. Совокупность таких «картин» представляет собой «книгу о политической реальности», пишущуюся и дописывающуюся вновь и вновь различным образом в языках тех или иных политических культур и научных сообществ.

В результате политическая наука сегодня превратилась в мультипарадигмальную дисциплину, «ярмарку идей», когнитивное поле многообразных мнений и интертекстуальных «языковых игр», в ходе которых «мир политики» растворился во множестве научных дискурсов, тропов и смысловых миров.

Одна из таких «картин мира политики» разрабатывается в исследованиях В.П. Макаренко – заслуженного деятеля науки России, ординарного профессора Республики Польша, доктора философских и политических наук, заведующего кафедрой политической теории Ростовского государственного университета.

В.П. Макаренко – крупный специалист в области политической науки и политической философии, который вот уже более 10 лет активно разрабатывает проблемы такого нового научного направления, как политическая концептология. Впервые идея политической концептологии, или деэтатизированной политиче­ской метатеории, была высказана им в 1995 г. на международной конференции, посвященной столетнему юбилею Львовско-Варшавской школы. Вначале он думал создать политическую концептологию для обобщения результатов предшествующих исследований бюрократии, оппозиции, истории и теории марксизма и легитимности. Однако в ходе реализации замысла оказа­лось, что политическая концептология не исчерпывается интеграцией перечислен­ных сфер исследования и не помещается и рамки канони­ческой политической науки. Поворотную роль в формулировке такого убеждения сыграло изучение ана­литической философии1.

Основные результаты работы в области политической концептологии изложены В.П. Макаренко в книгах: «Легитимность политической власти: методологические проблемы и российские реалии» (М., 1996), «Русская власть: теоретико-социологические проблемы», (Ростов н/Д, 1998), «Одинокое братство: очерк политической философии» (Жешов, 1999), «Технократические мамелюки» (Ростов н/Д, 2000), «Проблема общего зла: расплата за непоследовательность» (М., 2000), «Главные идеологии современности» (Ростов н/Д, 2001), «Аналитическая политическая философия» (М., 2002), «Политическая концептология» (Донецк, 2002), «Политическая концептология: обзор повестки дня (М., 2005).

Деконструкция текстов В.П. Макаренко и рефлексия по поводу методологических оснований его когнитивных практик позволяют выяснить, что является предметом политической концептологии, каковы ее методологические средства и когнитивная стратегия, а также роль ученого в получении нового знания.

Политическая концептология у В.П. Макаренко носит трансдисциплинарный характер, ее предметом выступает «осмысленная политическая реальность», являющаяся результатом научных исследований в философии, политической экономии, социологии, политологии, юриспруденции и историографии. Трансдисциплинарный характер политической концептологии ко многому обязывает, предполагая, с одной стороны, энциклопедичность и метатеоретичность, а с другой – ответственность и вовлеченность ученого в предмет исследования, ибо он берет на себя обязанность не только теоретически обобщать все то, что сделано в различных областях научного знания, но и выразить свое личностное отношение к существующим политическим теориям и реальной политической проблематике. В частности, В.П. Макаренко считает, что политика – это грязное анонимное дело, и власть в большинстве случаев наносит вред самостоя­тельности индивида. В этом плане он продолжает ту линию аксеологического отношения к политике, в русле которой Платон называ политику высоким, «царственным искусством», М. Вебер видел в ней сплав божественного и дьявольского начал, Н.А. Бердяев полагал, что политика – это самая зловещая форма объективации человеческого существования, основанная на лжи, П. Валери говорил, что политика – это искусство не давать людям заниматься тем, что для них является главным.

В этом плане политическая концептология В.П. Макаренко тесно связана с политической философией, которая трактуется в рамках классического подхода как политическая метанаука, а в рамках неклассического – индивидуально-личностное, ценностное отношение к политической действительности2. При этом автор синтезирует оба эти подхода, и поэтому его политическая концептология – это не только движение в логике понятий, но и нормативность мышления, в центре внимания которого находятся теоретические и практические проблемы реальной политики. Вместе с тем В.П. Макаренко пытается выяснить не только то, «как есть» в политической действительности, но и то, «как должно быть», то есть он стремится поставить ее под свой контроль. В связи с этим политическая концептология – это и обобщение теоретического знания, полученного в различных областях научного знания, и аксиологическое отношение к конкретной политической действительности, и нормативный ее контроль.

Разработка проблем политической концептологии, как считает В.П. Макаренко, предполагает максимальное дистанцирование исследователя (в духе Ф. Броделя) от политической коньюнктуры и всего корпуса социальных знаний, поскольку в них воплощены познавательные и политические установки традиционализма, экономикоцентризма, кратоцентризма и идеократии в локальном, региональном и мировом измерениях. Кроме того, изучая проблемы политической концептологии В.П. Макаренко полагает, что в науке не су­ществует инвариантных базисных истин и единых крите­риев научности для всех субъектов политического познания. В связи с этим изучение политической реальности на основе, например, парадигмы интересов или парадигмы ценностей всегда остается односторонним, и поэтому дискуссионным.

Основой политической концептологии В.П. Макаренко является та версия аналитической политической философии, которая отличается утонченностью теоретических построений и критическим отношением к политической действительности. Аналитическая политическая философия – это продолжение дискурса Просвещения и классической рациональности, в которой сogito правил бал. Однако разум у автора не только указывает путь к истине, но и реализуется в индивидуально-личностном отношении к политической реальности. Поэтому аналитическая политическая философия – это нормативное мышление о социальных и поли­тических институтах, необходимых для политической деятельности, а также систематизация когнитивных и со­циокультурных барьеров рациональной критики и пре­образования этих институтов.

Главными сферами исследования такой аналитической политической философии являются политическое благо и политический выбор, для анализа которых применяются универсальный персонализм и ценностный солипсизм. Теория блага, как отмечает В.П. Макаренко, есть комп­лекс объективных требований, которым должны удовлетворять политические ценности. Теория выбора – это принципы класси­фикации подходов к установлению политических институтов. Персонализм позволяет изучать зависимость инди­видуального блага (зла) от политических институтов – при од­новременном отрицании приоритета общих интересов (народов, обществ, государств, культур) над индивидуальными интересами.

Политическая концептология В.П. Макаренко – это стремление к целостному теоретическому и аксиологическому восприятию и воспроизводству политической реальности, основанное на логике восхождения от понятия к проблеме, а от проблемы к факту. Занимаясь концептуализацией политической реальности, исследователь вначале выясняет, как интерпретируются основные понятия представителями различных направлений в философии политики. При этом он придерживается той версии аналитической философии, предметом которой выступает не сама политическая действительность, а концептуальные «высказывания» о ней. В этом плане политическая концептология – это наука о концептах. Однако затем исследователь идет дальше: он уточняет эти понятия и дает строгую систематизацию возникающих проблем, стоящих на «повестке дня».

В связи с этим В.П. Макаренко предлагает такую когнитивную стратегию разработки проблем политической концептологии, которая базируется на осмотрительном и неторопливом синтезе множества конкретных идей и проблем, связанных с философ­скими, экономическими, социологическими, политологиче­скими, правовыми и историческими аспектами изучения политической реальности. Мысль его движется первоначально по магистральным траекториям, проложенным абстрактным мышлением и рассудочной деятельностью. Однако авторский стиль нормативного мышления и стремление исследователя поставить политическую реальность под свой контроль постепенно усиливают мотивы неклассической рациональности, в которой движение мысли определяется не отнесением ее к некоему фундаментальному понятию, а обращением к ценностям, из которых исходит мыслящий субъект. Такое «участное мышление» приобретает последовательно аксиологическую природу, обнаруживая авторскую оригинальность и проявляясь в языке, в котором академизм сочетается с ироничностью и метафоричностью.

Политическая концептология – это приглашение к дискурсу, который приобретает в ней тропологическое измерение. Тропологическое измерение дискурса в рамках политической концептологии придает ему смысл, даже вопреки фактическим неточнос­тям, которые он может содержать, и логическим противоречиям, которые могут ослаблять его доказательства. В пространстве тропологического дис­курса В.П. Макаренко придерживается трех риторических стратегий – метафорической, метонимической и ирони­ческий, что придает его текстам не только полноту, но и образность описаний. Метафорическая стратегия позволяет исследователю быть как бы «сторонним наблюдателем», метонимиче­ская – совпадает с позицией современника, ироническая – позволяет «отстранить» описываемую политическую реальность через комическое «снижение»3.

В политической концептологии понятие метафоры приобртает новое значение: из риторического тропа она превращается в эффективное познавательное средство. Метафора выступает не только посредником между субъектом и предметом познания, но и способом передачи информации в дискурсе. Метафора – это не иллюстрация эмпирических фактов, а визуальный образ отвлеченных теоретических связей. Она представляет собой единство познания и эмоции, видения и суждения, инсайта и интуиции. Являясь моделирующей идеей метафора нацеливает исследователя на восприятие политической реальности как целостности. Метонимия в политической концептологии представляет собой текст как отражение политической реальности с позиций современника, включенного и заинтересованного наблюдателя. Ирония – это сти­лизация и пародия другого текста.

Открытие метафоры, метонимии и иронии как познавательных средств в политической концептологии явилось результатом нарастающего понимания неизбежной условности, неточности, неполноты научного познания «мира политики». Все больше стали очерчиваться границы разрыва между научным знанием о «мире политики» и самим «политическом миром». Разрыва, не только трагичного, но и плодотворного, ибо в пространстве этого разрыва и в контексте постоянных стремлений его преодолеть, исследователь порождает свой собственный политический мир как мир языка политической культуры и свободы.

В текстах В.П. Макаренко метафора, метонимия и ирония выступают средством создания таких образов и связей между ними, способных служить знаками политической реальности, которую можно лишь вообразить, а не воспринять непосредствен­но (например, «дрянь в законе», «суверенитет и добрые дяди», «вечные воры», «федеральное самоубийство», «притон и богадельня», «политический Христос», «юридический Геракл», «трепетный синдром аполитичности», «сомнительная неизбежность», «свобода и грязное дело», «счастливые рабы и граждане», «ложь и самообожествление», «компромисс и компромат», «природа властной импотенции», «социальный оккупант», «паразиты и стоики» и др.).

Методологической основой политической концептологии В.П. Макаренко составляет синтез двух подходов – рассудочно-социологического и нормативно-антропологиче­ского. Это открывает большие эпистемологические перспективы в условиях «ба­рахтанья» российской интеллектуальной мысли в оставшемся после марксизма море политических мифологем. Такого рода политическая концептология возможна лишь в рамках неоклассической модели научного исследования, в рамках которой преодолеваются традиционные подходы к изучению политической реальности (социально-экономический, идеократический, кратоцентрический и пр.) В русле этих одномерных подходов акцентируется внимание на какой-то, хотя и важной, но одной стороне политической реальности, поэтому эти походы являются односторонними.

Опираясь на принципы неоклассической модели научного исследования, автор создает многомерную дискурсивную модель актуальной политической реальности, базовыми понятиями которой выступают власть, свобода, суверенитет, равенство, право, легальность, легитимность, права человека, собственность, демократия. При этом автор делает ряд эпатажных выводов, среди которых в первую очередь можно назвать следующие:

1. Участие в политике необходимо, но эффективность такого участия, а также классическая теория демократии, основанная на идее сознательного избирателя, становятся все более сомнительными.

2. Провал рациональных проектов политики обнаружил ее абсурдность, связанную с угасанием в ней рационального начала и превращением политической реальности в мир реализованного (или нереализованного) абсурда.

В связи с этим судьбы людей, как подчеркивает автор, не должны зависеть от бытия государств. Инсти­туты должны соответствовать благу индивидов, а не наоборот. Равенство – главная ценность современности. Смысл политиче­ских институтов определяется их ценностью для индивидов и не является надындивидуальным. Социальные привилегии индиви­дов не являются политической нормой. Государство не является политическим благом. Политическое благо – это применение принципа равенства в политической жизни.

Нормативно-оценочный солипсизм, по версии В.П. Макаренко, означает, что любая ценность может быть главной политической ценностью и критерием по­литической оценки. При этом автор выделяет внесоциальные (благосостояние, счастье, польза, негативная и позитивная свобода), социальные (культурная гармония, социальный порядок, политическая ста­бильность, правопорядок) и промежуточные (активное и пассив­ное равенство) ценности.

Внесоциальные ценности – главные политические блага, критерии политической оценки и основа по­литических дискуссий. В этом плане демократия и правопорядок являют­ся ценностями лишь в той мере, в которой культивируют внесоциальные ценности. Отсюда, полагает В.П. Макаренко, вытекают важные следствия:


  • свойства индивида являются главным критерием политических ценностей;

  • взаим­ная изоляция индивидов – это социальная и политическая норма;

  • политика – доказательство большей ценности политических решений по сравнению с бытием индивидов;

  • при отсутствии до­казательств политика превращается в сферу абсурда;

  • социальные и промежуточные ценности надо отделить от государства и дру­гих политических институтов.

Государство, полагает В.П. Макаренко, обязано соблюдать ценности во всех смыслах сло­ва. Однако конфликт между ними не преодолен ни в одном госу­дарстве мира. Все государства пренебрегают ценностями при ус­тановлении подзаконных актов и реализации политики. Поэтому административно-распорядительная деятельность государств есть сфера абсурда. Под таким углом зрения надо рассматривать все политические взгляды, доктрины, теории и институты.

В.П. Макаренко считает, что понятия привлекательности, оптимальности, общего блага, политической конкуренции, демократии позволя­ют описать возможности реализации выбора в разных социальных и политических системах, а также синтезировать результаты философс­кого и экономического анализа политики и отвергнуть либераль­ную концепцию индивидуального выбора.

Реализация выбора, по мнению В.П. Макаренко, предполагает постоянство этических норм, аналитическую дистанцию между целями и предметами выбора, отрицание этического идеализма. Понятия горизонтальной спра­ведливости и несправедливости описывают следующие явления:


  • несправедливость всех налоговых систем и налоговой политики;

  • нежелательные последствия всех политических действий и институтов, функционирующих на основе индивидуаль­ного выбора;

  • все политические решения не являются лучшими из возможных;

  • политика – это лавка старьевщика, своего рода склад утильсырья, для изучения которого разработана теория подержан­ных вещей.

Рынок, утверждает В.П. Макаренко, не является критерием истинности социальных теорий. По­литические и экономические институты развивают социальный па­разитизм. Рынок смешивает вкусы, желания, выборы и ценности. Фун­кционирование рынка базируется на посылке: в каждом его звене оптимально сочетаются противоположные склонности людей. Тем самым рынок культивирует этический нигилизм. В рыночном обще­стве ни один индивид не может максимально реализовать собствен­ные ценности по причине аналогичных стремлений других индиви­дов. Польза – частное правило человеческого поведения. Если польза считается главной социальной ценностью, то большинство общества предпочитает стабильность, твердую власть, неравенство, несправед­ливость и мошенничество вместо свободы. При таких условиях об­щий выбор порождает множество непредвиденных последствий.

Претензии любых правительств на выражение об­щего блага В.П. Макаренко называет просвещенным деспотизмом, противосто­ящим индивидуальным мотивациям и социальным институтам. Политические институты демократии отвергают этику при при­нятии решений. Поэтому недостатки рынка отражаются в недо­статках государственной политики. Общее благо недостижимо ни посредством рынка, ни с помощью государства.

Демократия, как считает В.П. Макаренко, – это запрограммированная инерция политиче­ских процессов и институтов. Выборы порождают проблему не­стабильного большинства, для решения которой надо ограничить индивидуальные политические выборы. Нестабильность – след­ствие демократических процедур, при которых избиратели голо­суют за бесполезные и вредные для общества политические решения. Принцип большинства и ссылка на общие интересы на­селения в избирательных кампаниях потеряли смысл. Демокра­тия не решает проблему общего блага. Вмешательство государ­ства в рыночные процессы есть следствие неэффективности рынка и обостряет проблему реализации выбора. Если экономика ста­новится элементом политики, всю совокупность решений в сфе­ре экономической политики надо анализировать с помощью опи­сательной, а не нормативной модели политики.

Для устранения этих явлений политика, по мнению В.П. Макаренко, должна приобрести со­вещательный характер. Политика как сфера свободной публичной критики предполагает независимость населения от групп интере­сов и политических партий. Но механизмов культивирования та­кой независимости не существует. Электоральные кампании отли­чаются случайностью и произволом. Принцип большинства ведет к порочному кругу и исключает общий выбор. Способы решения этой дилеммы (процедура голосования, последовательность инди­видуальных политических выборов, структура политических инсти­тутов) уменьшают, но не исключают вероятность порочного круга.

Для реализации политического выбора, считает В.П. Макаренко, необходимо согласие граждан по вопросам единства нации, общеобязательности по­литического выбора, правил политического дискурса и отраже­ния в политическом выборе индивидуальных выборов. Такое со­гласие в принципе невозможно – оно предполагает унификацию мнений по проблемам, относительно каждой из которых суще­ствуют взаимоисключающие теории. А политические институты демократии не отражают индивидуальные выборы. Отсюда вы­текает конфликт намерений и результатов политических действий. Он существует при любых формах государства. Демократия не может преодолеть бюрократизацию организационных структур, иллюзию доверенного исполнителя, институциональные инте­ресы и бюрократическую модель вневедомственных соглашений. Логика организационных структур противоречит демократии4.

В целом В.П. Макаренко рассматривает политику как пространственно-временное поле действия множества свободных субъектов по решению про­блемы свободы. Поэтому в такой политике, по его мнению, рациональное доверие было и остается фундаментальной проблемой.

Стремясь к синкретическому воспроизводству политической реальности, В.П. Макаренко предлагает оригинальную ее концепцию, представляющую собой ряд логически непротиворечивых утверждений, в основе которых лежат три взаимосвязанных концепта: государственный аппарат, политическая оппозиция, легитимность5.

Опираясь на идеи П. Бурдье и Ф. Броделя, автор рассматривает государственный аппарат, с одной стороны, как атрибут «естественного состояния общества», с другой – в качестве «социального паразита». Государственный аппарат как «социальный паразит» – это суперкласс «власти-собственников» и «власти-идеологов», осуществляющий социальное, экономическое, идеологическое и духовное господство. Политическая оппозиция как социальный институт представлена организациями, выражающими интересы и ценностные ориентации различных политических сил, стремящихся «перехватить» власть. Легитимность трактуется как «степень согласия граждан с аргументами политических организаций и политического доверия к ним». В этом плане политическая легитимность всегда является частичной.

Концепты «государственный аппарат», «политическая оппозиция» и «легитимность» рассматриваются В.П. Макаренко как три ипостаси единосущности политической реальности. Государственный аппарат и политическая оппозиция как противоположности, находящиеся в состоянии перманентного конфликта, разрывают политическое пространство, ибо цель бюрократии – удержать власть, а цель оппозиции – передать власть. Легитимность синкретизирует политическую реальность, способствуя или удержанию власти, или ее передаче.

Когнитивной основой такой концепции политической реальности выступает тринитарное мышление, в русле которого выделяются не только два противоположных элемента, но и третий, разрешающий противоречие между противоположностями не путем его «снятия», а путем усиления одной из них, давая перевес одному из противоположных элементов. В русле тринитарного мышления В.П. Макаренко рассматривает политическую реальность сквозь призму борьбы государственной бюрократии и политической оппозиции, в которой третьим элементом выступает легитимность: легитимна бюрократия всегда подавляет политическую оппозицию, легитимация политической оппозиции ведет к смене власти.



В рамках политической концептологии, основанной на логике восхождения от понятия к проблеме, а от проблемы к факту, аналитический подход к политиче­ской теории позволил В.П.Макаренко пока уточнить ее основные понятия и дать стро­гую систематизацию актуальных проблем, стоящих «на повестке дня». Следующий этап – это эмпирическая проверка всех сформулированных положений в контексте истории и функционирования конкретного общества и государства. Для этого автору придется прежде всего пересмотреть существующие кон­цепции прикладной политической науки, поскольку они в наи­большей степени зависят от политической конъюнктуры.


1 Макаренко В.И. Аналитическая политическая философия: очерки политической концептологии. М., 2002. С. 5

2 См.: Лубский А.В. Методологические проблемы политической философии (вместо предисловия) // Макаренко В.П. Политическая философия. Ростов н/Д, 1992.

3 См.: Лубский А.В. Альтернативные модели исторического исследования. М., 2005. С. 248

4 Макаренко В.П. Политическая концептология: обзор повестки дня. М., 2005. С. 10-16

5 См.: Макаренко В.П. Теория бюрократии, политическая оппозиция и проблемы легитимности. СПб., 1996

скачать файл



Смотрите также:
В современной политической науке складывается ситуация, которая характеризуется переходом от монистической интерпретации политической реальности к плюралистической
159.67kb.
Понятие политической социологии Объект и предмет политической социологии
113.53kb.
Семинара Тема Политическая власть. Понятие и сущность политической власти. Основные концепции
19.52kb.
Архетип героя в контексте изучения политической мифологии: один из важнейших инстументов управления обществом
76.67kb.
Контрольная работа По дисциплине: «Политология» На тему: «Человек и политика»
203.1kb.
Настоящий доклад представляет некоторые результаты теоретического исследования по адаптации аналитических инструментов социологии пространства для дальнейшего их использования в политической науке
45.5kb.
Консолидация отчетности
30.76kb.
Программа итогового междисциплинарного экзамена подготовки бакалавра по направлению 030600. 62 «Журналистика» Москва 2010
1356.15kb.
Государство явилось результ
74.25kb.
Развитие современного Казахстана характеризуется динамичными преобразованиями в социально-экономической и политической сферах общественной жизни
68.98kb.
О роли кодификации в политической культуре некоммерческих организаций в период адаптации В. П. Лимушин XIII всероссийская научно-практическая конференция «Неожиданная современность: меняющиеся реалии XXI века. Мир – Россия – Урал»
71.14kb.
Вопросы к экзамену по математической логике
19.34kb.