vesnat.ru страница 1страница 2страница 3
скачать файл
Труды Всероссийской научно-практической конференции «Изменяющаяся Россия: проблемы безопасности и пограничной политики» (26–27 апреля 2001 г.) //Границы безопасности и безопасность границ. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2001. — С.226–250.

И.В. Вишев

ДЕПОПУЛЯЦИЯ РОССИИ —

УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ
Размышления над судьбами такой великой державы, как Россия, тем более в начале нового века и нового миллениума, с необходимостью выводят на уровень мировоззренческих обобщений и требуют определения глобальных перспектив дальнейшего развития страны, включая надежное обеспечение ее безопасности. Среди многообразнейших и сложнейших проблем, ждущих в этой связи своего неотложного решения, все более привлекает к себе пристальное внимание и вызывает тревогу нарастающая тенденция депопуляции России, т.е. сокращение численности ее населения. Тенденция эта чрезвычайно опасна своими последствиями для безопасности страны. Данное обстоятельство вместе с тем с особой силой и наглядностью демонстрирует прискорбный для нее факт торжества смерти над жизнью. Но в то же время он с объективной необходимостью мобилизует усилия для научного поиска путей и средств противодействия смерти, не исключая и естественную, как нашего, в конечном счете, главного врага. Одним из важнейших результатов этой борьбы должно стать изменение нынешней демографической тенденции на диаметрально противоположную, способствуя тем самым укреплению безопасности России, ее целостности и процветанию.

Эти размышления и объективные процессы, в том числе демографические, осуществляются сегодня в специфическом контексте международных отношений, от которых никогда и ни в коем случае нельзя абстрагироваться. С ними современная история России всегда была и остается связанной самым непосредственным и противоречивым, если не сказать — причудливым, образом. Между тем, к сожалению, еще нередко встречаются суждения и о прошлом, и о настоящем, и о будущем, оценки событий, игнорирующие такого рода взаимозависимости. Неудивительно, что именно такие скоропалительные заключения оказываются в итоге неправомерно абстрактными, бессодержательными, явно тенденциозными, очень далекими от истины, а, в конечном счете, сплошь да рядом как раз угрожающими безопасности Отечества.

В ряду многочисленных особенностей сложившейся в настоящее время мировой ситуации, оказывающих непосредственное воздействие на ход событий в стране и мире, нельзя не упомянуть хотя бы о самых главных из них, поскольку иначе дальнейшее изложение соображений, выводов и рекомендаций может показаться не вполне понятным и убедительным. К числу таких главных обстоятельств сегодняшнего положения вещей в России и в мире, как представляется, следует в первую очередь отнести крушение социалистически и коммунистически ориентированного в своем развитии Советского Союза — до недавнего времени второй, наряду с США, сверхдержавы. Наличие двух противостоящих сверхдержав благодаря относительно сбалансированной мощи и взаимным опасениям позволяло более или менее поддерживать на нашей планете, т.е. в глобальном масштабе, status quo, определенную стабильность и в отношениях между мировыми блоками, и внутри них, создавать сравнительно благоприятные условия для соревнования различных социально-экономических и идеолого-политических систем.

Превращение современного мира из биполярного, по существу, в монополярный с необходимостью обострило социальные противоречия на всех уровнях и во всех сферах человеческого бытия, не только не укрепив безопасность народов и отдельных граждан, но, напротив, все более расшатывая и ослабляя ее. Мир становится опаснее для всех, в том числе и для самих США. Единственная сверхдержава вследствие своей очевидной социально-антагонистической природы все более настойчиво и откровенно стремится диктовать свою волю другим странам и народам, не останавливаясь перед прямыми актами агрессии и давления (Югославия, МВФ и т.п.). Но в итоге она вызывает и укрепляет у них противодействие с целью обеспечения своей самостоятельности и безопасности, движение за полиполярный мир и многое другое.

Все меньше остерегаясь притягательности и конкуренции противостоящих идеологий и социальной практики стран альтернативного развития, США начинают все более последовательно и напористо реализовывать свои сущностные принципы и цели не только в других странах, но и в своей собственной. Так, все чаще и громче раздаются в разных странах мира, в том числе и в России, критически звучащие голоса против так называемого «социального государства», планирования и регулирования общественной жизни, в частности сглаживания вопиющих проявлений имущественного неравенства, под предлогом ослабления конкурентоспособности и прочих «неудобств». В этих условиях забвение перипетий отечественной истории и традиций, специфики менталитета, пренебрежение духовными устремлениями народа и многими другими обстоятельствами, а вследствие этого отождествление национальных интересов с американскими ли, западноеврпоейскими ли или им подобными, граничит с прямой изменой им и, опять-таки, становится угрозой безопасности страны.

Отказавшись от социалистических основ и коммунистической перспективы развития страны, пришедшая к власти политическая элита России предприняла стремительную попытку создать так называемый «средний класс», причем «любой ценой» (в частности, посредством, по существу, стихийной приватизации, практически неограниченной фактически отсутствующим, как и во многих других отношениях, законодательством). Был провозглашен порочный девиз — «Деньги решают все». Новые правящие круги создавали «средний класс» в качестве своей социальной опоры и амортизатора между исключительно тонким экономически и политически властвующим олигархическим слоем, с одной стороны, и возрастающей массой обездоленного населения, — с другой. Искусственность и ненадежность результатов такой попытки были наглядно продемонстрированы дефолтом 1998 года, в значительной мере «размывшим» новообразованную социальную структуру и еще более усугубившим имущественное неравенство. Так, если численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составляла в 1996, 1997 и 1998 годах соответственно 35,9 млн. человек (24,2% к общей численности населения), 32,4 млн. (22%) и 33 млн. (22,5%), то в 1999 году — 55,2 млн. человек (37,7% всего населения страны), а в 2000 году — 59,9 млн. человек (41,2%) [1, с.78]. Такой рост чреват социальными конфликтами и другими осложнениями, что также нельзя не принимать в расчет.

Такого рода социальные перемены происходили в условиях обвального падения производства, непосредственно ограничивающее экономические и другие возможности государства и общества в целом. Так, по сравнению с концом 80-х годов выпуск промышленной и сельскохозяйственной продукции к концу 90-х уменьшился практически вдвое. Упомянутый выше дефолт в определенной мере способствовал росту конкурентоспособности отечественного производства. Поэтому соответствующие показатели в 1999 и 2000 годах достигли соответственно величин 57,8% и 55,8%, которые затем возросли, как считает А.А. Френкель, примерно на четыре и два с половиной процента [2, с.55]. Наплыв импортной продукции, удовлетворившей запросы определенной части населения, для другой оказался мало или вообще недоступной, что, естественно, только усилило социальную напряженность.

В любом случае данное обстоятельство отнюдь не содействовало сколько-нибудь значительному и стабильному подъему российской экономики. Напротив, неконтролируемая, по существу, утечка национальных богатств за рубеж, в том числе и «мозгов», сокращение поля налоговых сборов и другие негативные следствия лишь значительно усугубили ее состояние. В том же направлении действует и финансовый кризис. Одним из его следствий стала нехватка средств или их крайняя скудность и на модернизацию промышленности, в том числе военной, и сельского хозяйства, и культуры, включая образование. От этого же страдают и научные исследования во всех существующих областях знания. Не является исключением и борьба за укрепление здоровья людей, противодействие их смерти, а значит страдает решение задачи продления жизни россиян. Иноземная помощь, меценатство и другие источники, на которые наивно уповали «новые силы», не оправдали себя. Все эти и многие другие им подобные обстоятельства напрямую угрожают с разных сторон безопасности России и препятствуют выходу из кризисной ситуации, в которой она оказалась. Между тем кризис охватил практически все жизненные сферы и отношения, а для многих, очень многих россиян минувшее десятилетие обернулось поистине личной драмой, а то и подлинной трагедией.

Так, Л. Захаров, внештатный корреспондент журнала «Наша жизнь», следующим образом резюмирует выводы парламентских слушаний, посвященных рассмотрению сложившегося положения вещей:

« — За последние 10 лет жизненный уровень большей части населения снизился в 4–5 раз;

 — более трети населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, а еще 50% населения едва сводит концы с концами;

 — сформировалась устойчивая тенденция глубокого социального расслоения в обществе;

 — многие не имеют возможности заработать себе и своим семьям на достойную жизнь потому, что десятки тысяч предприятий прекратили свое существование;

 — угрозу стране представляет здоровье нации, ее стоящая на грани катастрофы демографическая ситуация и прочее» [3, с.4–5]. Все это, действительно, крайне драматично и трагично, но особенно последнее, и не случайно, что именно здесь снова говорится о непосредственной угрозе безопасности России.

Трудно приуменьшить и идеологические последствия распада Советского Союза. И. Гундаров, специалист в области демографии, говоря о современных тенденциях в данной области в нашей стране, отмечает, в частности, что «мы резко поменяли духовные ориентиры и жизненные установки» [4, с.5]. И далее он уточняет: «Долгие годы пропагандировались социальная справедливость, взаимопомощь, коллективизм, защита государства… В момент все это было отброшено, и стали внедряться индивидуализм, не ограничиваемое обществом богатство, эгоизм». А далее, заметив, что, например в Японии, социальной поддержке уделяется как раз большое внимание, Гундаров делает такое принципиально важное заключение: «Ситуация, когда одни неправедным путем богатеют, а другие, как бы ни старались, бедствуют, влияет на психическое здоровье, ведет к апатии, росту заболеваемости и смертности». Последнее, естественно, отражается на качестве призывников, а нередко и самих военнослужащих, в том числе пограничников.

Наконец, еще одной особенностью современной ситуации, явившейся следствием разрушения Советского Союза, стало значительное сокращение территории прежней России, превратившейся из «большой» в «малую», которая теперь оказалась, по сути дела, в границах ХVI века — времени Ивана Грозного. Она утратила как раз наиболее заселенные регионы, тогда как малозаселенные и незаселенные тоже остались вместе с ней, ее нынешняя граница стала намного уязвимее. В недавнем прошлом внутренние области страны оказались ее приграничными областями. К их числу, нежданно и негаданно, отныне принадлежит и Челябинская область со всеми вытекающими отсюда негативными и позитивными последствиями (впрочем, последних несоизмеримо меньше, чем первых). Такое положение вещей существенно усугубило многие проблемы и серьезно осложнило их решение. Недооценивать данный фактор никак не приходится.

Но тенденция сокращения населения страны этим далеко не исчерпалась. Она продолжает усугубляться. Тот же Гундаров приводит следующее сравнение между положением вещей в 30-е годы и в наше, постсоветское, время. Тогда вследствие таких причин, как голод, коллективизация, высылки, так называемые репрессии, по его подсчетам, «страна потеряла 15 млн. человек (это те, кто умер в результате названных причин и по тем же причинам неродившиеся). То есть на 100 тыс. населения ежегодно уходили из жизни дополнительно 890 человек». А затем он подчеркивает: «В России за последние 4 года этот показатель (избыточная смертность и нерождение) составил 1150 (!) человек в год на каждые 100 тыс.» [4, с.5]. Данные эти вряд ли нуждаются в комментариях.

Однако составляющие этого драматического итога требуют более детального рассмотрения, ибо только в таком случае выявляются стратегические и тактические направления и средства решения назревших проблем. Как утверждают философы-материалисты, бытие определяет сознание, подчеркивая при этом относительную самостоятельность последнего, поскольку оно способно в свою очередь, так или иначе, воздействовать на само бытие. События нашего времени также снова и снова подтверждают справедливость такого утверждения. Уже давно развеялись иллюзии и эйфория, вызванные не только «горбачевской перестройкой» (точнее — «горболомкой»), приведшей к последствиям, среди которых отрицательные несоизмеримо преобладают над положительными, но и «ельцинскими реформами», значительно приумножившими и усугубившими результаты социальных и идейных перемен. Сложившаяся с объективной необходимостью кризисная ситуация настоятельно потребовала не только ее осознания, но и принятия решительных мер для исправления поистине катастрофического положения дел, все более явно угрожающего безопасности России. Вызывает надежду то обстоятельство, что эти проблемы обсуждаются на самом высоком уровне. Однако, естественно, это еще отнюдь не гарантия их успешного решения. Все зависит от сути и цели проводимой политики. Но, как бы там ни было, ситуация, действительно, заслуживает и быть осмысленной, и исправленной, ибо любой ее момент таит в себе страдания и смерть людей, а в конечном итоге — опять-таки депопуляцию России.

Вследствие действия разнообразного комплекса причин в последнее десятилетие появилось такое скорбное, по существу своему, понятие, как «естественный прирост населения со знаком минус», т.е. его «естественная (точнее сказать — противоестественная) убыль». Эта тенденция стала для России с 1992 года одной из наиболее устойчивых. Как хорошо всем известно, решающее значение в этой связи сыграло именно обвально нарастающее в последнее время превышение смертности над рождаемостью. Иными словами, началось, по сути дела, вымирание россиян. Так, например, в 1997 году в России родилось 1259943 человека, умерло —2015779, естественный прирост составил –755836 (на 1000 населения соответственно — 8,6 и 13,8, естественный прирост — –5,2); в 1998 — 1283292 и 1988744, естественный прирост — –705452 (8,8 и 13,6, «прирост» — –4,8); в 1999 — 1214689 и 2144316, убыль — 929627 (8,3 и 14,7, естественный прирост — –6,4) [1, с.61]. В 2000 году население страны сократилось еще на 768 тысяч человек.

Данное обстоятельство и определяет депопуляцию России. Объективная подоплека этой опаснейшей смертоносной тенденции фактически та же самая. «Переход к рыночной экономике, — констатируется в материалах Госкомстата РФ, — еще более обнажил существующие проблемы» [5, с.58]. И далее уточняется: «Накопление неблагоприятных изменений в общественном здоровье на протяжении предыдущих десятилетий в сочетании со снижением жизненного уровня населения в условиях неудовлетворительного состояния социальной сферы и базовой медицины, недоступностью высокоэффективных средств лечения для большинства населения, экологическим неблагополучием и ростом преступности усугубили ситуацию со смертностью в стране». Так что вместо решения проблем произошло их усугубление. Впрочем, по природе вещей, иначе и быть не могло, не может быть и впредь. Все более крепнет впечатление, что просчет допущен не только и не столько в тактическом плане, сколько в стратегическом.

Проблема повышения рождаемости в качестве главной предпосылки предупреждения депопуляции страны представляется как бы самоочевидной, хотя, разумеется, далеко не просто и не быстро решаемой. Может даже показаться, что рост рождаемости способен перекрыть любую смертность. Но это далеко не так. Настойчивая и целенаправленная борьба со смертностью россиян является относительно самостоятельной и вместе с тем исключительно важной задачей, которая заслуживает особого внимания и специального решения. Это обстоятельство тем более следует особо подчеркнуть, что с ним оказываются непосредственно связанными неординарные рекомендации решения данного вопроса. Они также заслуживают серьезного их осмысления и практического осуществления.

Здоровье нации, смертность людей, тормозящая сохранение и продление их жизни, подвержены действию, к сожалению, весьма широкого спектра негативных причин. Первенство среди них прочно удерживают болезни системы кровообращения. Так, если в 1997 году всего умерло 2015799 человек, в 1998 — 1988744, а в 1999 — 2144316, то от указанной причины соответственно 1100340, 1094095 и 1187835 (из них от острого инфаркта миокарда — 56346, 57457 и 61471 человек). Второе место среди роковых причин занимают новообразования, львиная доля которых, как это ни печально, — злокачественные. В 1997 году они унесли жизнь 292848 человек, в 1998 — 293199, а в следующем — 295665. Третье, «призовое», место принадлежит несчастным случаям, отравлениям и травмам. От них в 1997 году погибло 274928, в 1998 — 273953, а в 1999 —300156 человек (в том числе от случайного отравления алкоголем соответственно — 27924, 26065, в 1999 — 29872 человека); от всех видов транспортных травм в те же годы — 31016, 33673, в 1999 — 38218 человек. Таковы горькие «призеры».

Но еще большую горечь вызывают такие причины смерти, как самоубийство. В 1997 году покончили с собой 35031 человек, в 1998 — 51770, в 1999 — 57276. Лишение себя жизни — это трагедия, противоречащая всем законам бытия. Она не может совершиться «в здравом уме и доброй памяти», человек «добровольно» уходит в небытие, лишь непременно находясь, пусть даже в крайне кратковременном, но всегда патологическом состоянии психики, вызванном удручающими обстоятельствами существования. Одним только, хотя и очень нужным в определенных ситуациях «телефонов доверия», данную проблему решить, естественно, невозможно. Для этого необходим широкий и продуманный комплекс мер как медицинского, так и социального характера. Такого рода драматичное проявление общественного несовершенства должно стать предметом пристального внимания органов государственной власти всех уровней и форм, здравоохранительных учреждений, всеобщей заботы. Только в таком случае можно рассчитывать на значительные сокращения этих страшных цифр человеческих трагедий.

Столь же трагичны и последствия убийств. В 1997 году по этой вопиющей причине была пресечена жизнь 34995 человек, в 1998 году — 33553, а в 1999 — 38225 [5, с.214]. Мотив такого рода преступных акций, несомненно, прежде всего, социальный. Он обусловлен главным образом неуемной жаждой обогащения, стремлением к их перераспределению, захватом и переделом собственности, местью за утраченную власть и привилегии. Борьба со всеми видами криминала, одновременно стимулируя его рыночными отношениями, когда залогом жизненного успеха становятся исключительно большие деньги, — дело лицемерное и обреченное на заведомую неудачу. Чтобы серьезно сократились и эти вещающие о смерти цифры, общество должно быть устроено на принципиально иных основаниях. Иначе человеческая жизнь так и останется мелкой разменной монетой в экономических, политических, национальных, военных и вообще всех других криминальных разборках. В этих условиях рассуждения и утверждения о самоценности жизни человека и им подобное оборачивается в лучшем случае прекраснодушной, а, по существу, также лицемерной и демобилизующей фразеологией.

Негативна динамика инфекционных заболеваний, в том числе и в особенности от туберкулеза, который по праву считается социальной болезнью. В 1997 году по этой причине умерло 24513 человек, в 1998 — 22547, в 1999 — 29254. И снова всплеск смерти! От психических расстройств и расстройств поведения, которые тоже в существенной степени обусловлены негативным характером социальных условий человеческого бытия, в 1997 году скончалось 7464 человека, в 1998 — 6665, в 1999 — 7261 человек [6, с.215]. Существует немало и других причин такого рода, несущих людям смерть. Перечислять здесь их не имеет смысла. Но, пожалуй, все-таки следует заметить, что в приведенные цифры в принципе могут быть внесены весьма определенные коррективы. Дело в том, что, как свидетельствуют статистические данные, от симптомов и неточно обозначенных состояний, например, в том же 1997 году скончалось 89880, а в следующем — 86890. Величины, и с этим трудно не согласиться, действительно, довольно внушительные.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Труды Всероссийской научно-практической конференции «Изменяющаяся Россия: проблемы безопасности и пограничной политики» (26-27 апреля 2001 г.) //Границы безопасности и безопасность границ. Челябинск: Изд-во юурГУ, 2001
311.89kb.
Сборник трудов IX научно-практической конференции
6923.82kb.
«Моя личная безопасность». Классные руководители обсудили с учащимися вопросы противопожарной, дорожной, личной безопасности, повторили порядок действий в чрезвычайных ситуациях, соблюдение правил пожарной безопасности
26.79kb.
Решение Комиссии от 29 марта 2011 г по соответствию стандарту en 14682: 2007 Безопасность детской одежды. Карданная пряжа и шнуры для детской одежды
46.45kb.
Омская гуманитарная академия
3692.6kb.
Программа всероссийской научно-практической конференции «актуальные вопросы медицинской этики и деонтологии»
39.57kb.
Мероприятия
110.05kb.
По секции «Проблемы истории и культуры в эпохи Древности, Средневековья и Нового времени»: 1 место: Аюпова Д. (Бтэ-12-01) «Роль и положение женщины в социокультурном пространстве Древнего Китая»
12.88kb.
Статья публикуется в рамках Международной заочной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодые ученые о современном финансовом рынке рф», 28 апреля 2010 г
119.75kb.
Контрольные вопросы Что такое информационная безопасность? Перечислите важнейшие аспекты информационной безопасности
62.59kb.
Выполнение обязательств по реализации социальной политики в сфере экологической безопасности населения и территории
71.4kb.
3-4 апреля 2012 г. Приглашаем Вас принять участие в Международной научно-практической дистанционной конференции «Современная филология: теория и практика»
14.7kb.