vesnat.ru   страница 1страница 2страница 3страница 4
скачать файл

В главе II - «СИСТЕМА ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ СССР В СЕРЕДИНЕ 30-х ГОДОВ ХХ ВЕКА» - на основе источников рассматриваются государственные эксперименты в системе органов юстиции в середине 30-х годов ХХ века. Проанализированы основные дискуссии, связанные с поисками оптимальной модели советской юстиции. Выявляются основные проблемы правоохранительных органов СССР в середине 30-х годов. Изучаются основные «переходные» нормативные акты, выражающие поиск новой структуры судебно-прокурорских органов.

В 30-е годы ХХ века руководство СССР искало возможные варианты по формированию общесоюзных органов юстиции. При этом преследовались следующие цели. Во-первых, государство стремилось сформировать единый орган по управлению органами юстиции для проведения эффективной государственной политики. Во-вторых, государство стремилось не усиливать какой-то один правоохранительный орган. В-третьих, государство стремилось повысить качественный состав органов юстиции. Для реализации этих задач государство проводит реорганизацию органов юстиции под руководством административного отдела ЦК партии.

Одной из моделей союзной юстиции стало усиление Верховного Суда СССР и Прокуратуры СССР. Органы юстиции оказались органами двойного подчинения. Они одновременно подчинялись общесоюзным органам и наркоматам юстиции республик. Это привело к серии конфликтов. В ходе этого конфликта республиканские наркоматы юстиции постепенно потеряли почти все полномочия. Специальные комиссии в течение ряда лет обсуждали проекты законов о судоустройстве и процессуальных кодексов. Союзные органы юстиции предпринимали активные действия по восстановлению правоохранительных органов (нотариата, гражданского судопроизводства). В тот период выделяются и начинают активно развиваться органы специальной юстиции (военной, транспортной, лагерной), которым было суждено сыграть важную роль в массовых репрессиях.

Еще одним экспериментом стало введение производственно - территориального принципа организации судебно-прокурорских органов. Были созданы различные «экзотические» правоохранительные органы: прокурорские сельскохозяйственные зоны, промышленные и сельскохозяйственные коллегии судов, различные камеры народных судов (по делам несовершеннолетних, лагерные, по делам о хищениях, трудовые и т.д.), проводилась адвокатская коллективизация и т.д. Коллегии защитников подверглись жесткой чистке, нотариальные органы были ликвидированы.

Эксперимент по созданию судебно-прокурорских союзных органов юстиции наделенных управленческими функциями в отношении республиканских и региональных органов был отвергнут в 1936 году. Отчасти это стало следствием интриг Прокурора СССР Вышинского. Летом 1936 года был создан Наркомат Юстиции СССР. Создание союзно-республиканского наркомата сопровождалось конфликтами между судами и административными органами. Прокуратура выделяется и становится единым независимым органом, занимает доминирующие положение в системе юстиции. Верховный Суд СССР теряет большинство своих полномочий. Новый наркомат юстиции оказался не в состоянии наладить нормальное управление органами юстиции и не смог организовать успешные уголовно-правовые кампании. Органы юстиции сыграли второстепенную роль при проведении массовых репрессий в тот период. Успешной работе мешали конфликты, тяжелое материальное положение, чистки и массовые репрессии против судебно-прокурорских работников.

Много времени было потрачено на установление контроля над защитниками. Потребовалось провести массовые чистки и аресты для «очищения» адвокатуры от досоветских юристов. К концу рассматриваемого периода наркомату юстиции не удалось подчинить коллегии защитников. С 1936 года административные органы юстиции активно восстанавливали нотариат.

Складывается представление, что высшие органы власти СССР в данный период не представляли себе достаточно ясно, как должна выглядеть система органов юстиции СССР. По крайней мере, рациональный подход к построению структуры правоохранительных органов отсутствовал. Сталин периодически переделывал систему, передавая различные подразделения в разные ведомства. В итоге получались фантастические конструкции.

Уже в тот период наметилось то явное, то скрытое противостояние прокуратуры и судов административному управлению наркоматов юстиции. Это противостояние подогревалось со стороны центральных правительственных органов власти. В итоге прокуратура освободилась от административной опеки и приобрела большую власть, а суды попали в еще большую зависимость от новых бюрократических органов юстиции.

Создание Наркомата юстиции СССР совпало с периодом массового террора и сопровождалось борьбой за власть в системе органов юстиции. Деятельность органов юстиции в существенной степени была парализована из-за чисток и массовых арестов. Одновременно наркомы юстиции СССР пытались создать новую систему управления органами юстиции. Руководство носило «импровизационный» характер и зачастую сводилось к неэффективным кампаниям.

В главе III – «ОРГАНЫ ЮСТИЦИИ СССР НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ» - рассматривается реорганизация органов юстиции накануне Великой Отечественной войны. Такая реорганизация проводилась на основании закона о судоустройстве 1938 года. В главе проанализированы все аспекты реализации закона 1938 года. Изучаются нормативно-правовые акты, принятые во исполнение закона, рассматривается реализация этих актов, раскрываются уголовно-правовые кампании, проведенные накануне войны.

Закон 1938 года декларировал демократичный и независимый советский суд. На самом деле внутренние противоречия, содержащиеся в законе, а также ряд пробелов не позволили реализовать либеральные принципы судоустройства. Во исполнение закона было принято ряд нормативных актов: Положение о наркомате юстиции СССР (1939 года), Положения о наркоматах юстиции союзных республик (1939 год), Положения о управлениях наркоматов юстиции союзных республик (1939 год), Положение об адвокатуре СССР (1939 год), постановление СНК РСФСР «Об организации и руководстве деятельностью государственных нотариальных контор РСФСР» (1940), положения о нотариате отдельных союзных республик (1940) и т.д. В работе подробно проанализировано содержание принятых актов и проектов, обсуждавшихся в 1938-1941 гг. (Положение о Верховном суде СССР, Положение о прокуратуре СССР, Положение о военных трибуналах и военных прокуратурах СССР).

В ходе внутренних интриг и конфликтов победителем вышел Вышинский. Заняв пост заместителя председателя Совнаркома, Андрей Януарьевич отвечал за всю правоохранительную сферу и проводил реорганизацию органов юстиции в соответствии со своими представлениями. Он стремился сформировать баланс власти между Верховным Судом СССР, Наркомюстом СССР и Прокуратурой СССР. В ходе согласования полномочий высших органов юстиции Верховный Суд СССР стал осуществлять судебную политику, а Наркомат Юстиции СССР судебное управление. Провести разделение между политикой и управлением оказалось невозможно и, Наркомюст стал осуществлять полное руководство судебными органами. Появилось ведомство, отвечающее за органы юстиции (кроме прокуратуры) в целом. Наркоматы юстиции принимали ведомственные акты, проводили ревизии, решали кадровые вопросы.

Централизация органов юстиции положительно сказалась на организации и проведении массовых уголовно-правовых кампаний накануне войны (кампания 1939 года по борьбе с хищениями, кампания 1940 года по борьбе с трудовыми преступлениями, кампания 1940 года по борьбе с хулиганством и т.д.). Наркоматы юстиции смогли организовать массированные операции по репрессированию миллионов граждан.

В преддверии войны возрастает роль органов специальной юстиции. После 1938 года компетенция специальной юстиции и штатный состав специальных судебно-прокурорских органов расширяются. Органы специальной юстиции стали рассматривать основную массу дел по контрреволюционным преступлениям и, отчасти, заместили НКВД.

После серии чисток (1938 и 1940 годов) советской власти удалось достичь приемлемого кадрового состава адвокатуры. Она стала рабоче-крестьянской. Административные органы юстиции смогли установить реальный контроль над коллегиями адвокатов. Было принято много подзаконных актов, с помощью которых государство урегулировало многие аспекты адвокатской деятельности. Адвокатура подверглась частичной бюрократизации и была встроена в систему Наркомюста. Нотариальные органы подверглись реорганизации в 1940 году и были существенно сокращены.

Создание правовой базы органов юстиции было прервано войной. Реорганизация в соответствии с законом 1938 года не была завершена.

В главе IV – «СОВЕТСКАЯ ЮСТИЦИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ» - проанализирована реорганизация органов юстиции СССР в годы войны. Изучены многочисленные правительственные и ведомственные акты по перестройке правоохранительных органов.

В годы войны продолжалась централизация органов юстиции. Наркомат юстиции СССР принимал серию актов расширивших полномочия административных органов юстиции. Центральные органы юстиции не смогли в должной мере организовать работу судебно-прокурорских органов. Это было связано с эвакуацией, сокращением финансирования, ухудшением кадрового состава. Судебное управление осуществлялось неудовлетворительно.

В тот период продолжает возрастать роль советских военных юристов. Это вполне объясняется спецификой военного времени. Однако эта роль становится воистину всеобъемлющей. Органы юстиции «милитаризуются». На значительное количество правонарушений распространяется жестокое уголовное законодательство, которое все больше переходит под юрисдикцию военных трибуналов. Значительная часть органов общей юстиции военизируется. Стирается четкая грань между военными и гражданскими органами юстиции. Вводятся мундиры и знаки различия для ряда невоенных органов юстиции (прокуратура). Развивается военно-юридическое образование и военное право. Военная юриспруденция занимает доминирующее положение. При этом гражданская юстиция переживает глубокий упадок.

Органы военной юстиции активно участвовали в массовых репрессиях. Можно отметить, что в годы войны основным репрессивным органом оставались органы юстиции, а точнее, военные трибуналы. Как орган политической юстиции военные трибуналы и военные прокуратуры выступали в качестве орудия устрашения мнимых врагов государства. Военные трибуналы войск НКВД сыграли решающую роль в проведении жестокой и бессмысленной кампании по борьбе с трудовыми преступлениями на военных предприятий, жертвами которой стали сотни тысяч невинных людей. Военные трибуналы вынуждены были перейти на упрощенное судопроизводство. С распространением на органы военной юстиции прав предоставленных военно-полевым судам (приговоры к повешению, присутствие судьи при исполнении приговора) для проведения устрашающих казней пособников фашизма военно-судебные учреждения стали ассоциироваться с репрессивными учреждениями.

Эвакуация защитников на восток привела к повышению качественного уровня защиты на неоккупированных территориях. Управления наркоматов юстиции регионов оказались не в состоянии проконтролировать деятельность органов адвокатского самоуправления. Устойчивость адвокатских органов была связана с повышенной гибкостью советских адвокатов. Они быстро подстраивались под реальную обстановку, мигрировали на восток, имитировали общественно-политическую деятельность, когда этого от них требовали. Все это позволило советской адвокатуре относительно успешно (несмотря на гибель тысяч адвокатов) пережить ужасы войны. При этом было принято много подзаконных актов, мелочно регламентирующих деятельность адвокатов. В годы войны нотариат оставался парией советской юстиции. Его как будто вообще не существовало. Материальное положение работников ухудшилось. Работа нотариата оставалась неудовлетворительной.

Органы юстиции в годы войны развивались по различным направлениям. Удалось сохранить кадровый потенциал, но сократилось общее количество юристов. Наркомат юстиции СССР в существенной степени укрепил свое положение в системе органов юстиции, но в то же время уменьшились его возможности по реальному управлению. Продолжилось правовое оформление модели юстиции 1938 года, но оно не было завершено. В годы войны все усилия органов юстиции сосредоточились на нескольких ключевых направлениях. Во-первых, на военном правосудии. Органы военной юстиции занимали доминирующе положение в правоохранительной системе. Расширилась их компетенция. Во-вторых, усилия органов юстиции были направлены на проведение масштабных уголовно-политических кампаний.

Концентрация на узловых направлениях при сокращении ресурсов привела к распаду остальных сфер правосудия. В упадок приходит нотариат, формализуется адвокатура, ухудшается гражданское судопроизводство. В целом органы юстиции были поставлены в условия выживания. Это приводит к падению качества работы, упрощению процесса, росту преступности среди работников юстиции, частичному свертыванию юридического образования. Из года в год повторялись одни и те же кризисные явления. Наркомат юстиции СССР, созданный для улучшения системы управления юстицией, со своей задачей справиться не мог. Вопрос о его реорганизации или ликвидации возник вновь в конце войны и должен был быть разрешен после ее окончания.

В главе V – «РАЗВИТИЕ ОРГАНОВ СОВЕТСКОЙ ЮСТИЦИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1945-1953 гг.)» - рассматривается завершение формирования административной системы управления органами юстиции. Подробно проанализированы принятые правовые акты (указы о проведении уголовно-правовых кампаний, указ о дисциплинарной ответственности судей, положение о выборах народных судов, постановления ЦК ВКП (б) по работе органов юстиции в 1946-1949 гг. и т.д.), проекты реформ органов юстиции и реальная практика применения правовых норм.

Можно разделить рассматриваемый период на две части. С 1945 по 1948 годы Министерство Юстиции СССР достигает максимального влияния в системе правоохранительных органов. Сохраняется большое количество органов военной юстиции. Была проведена большая кампания по борьбе с хищениями (1947-1948 гг.). Одновременно обостряется борьба за власть. Министерство Юстиции СССР подверглось жесткой критике за неспособность наладить эффективное управление, за фактический провал кампании 1947 года, за снижение усилий в борьбе с контрреволюционными преступлениями, за чрезмерную бюрократизацию. В 1948 году началась сплошная чистка органов юстиции. Больше всех пострадали министерства юстиции, суды и адвокатура. В 1948-1952 гг. в СССР проходят процессы над судьями. Полномочия министерств юстиции были существенно сужены. Они лишились части учебных заведений, были ограничены кадровые полномочия, возросла роль судов. Верховный Суд СССР с помощью постановлений проводил судебную политику. В конечном счете, к 1953 году Минюст СССР смог восстановить свое прежнее положение, в правоохранительной системе используя сохранившиеся рычаги влияния.

Органы специальной юстиции в послевоенный период оставались главными органами политической юстиции. В то же время их значение постепенно уменьшалось. Сокращалось общее количество судов, они демилитаризовались (транспортные суды). В то же время появляются новые виды специальной юстиции (лагерная). Большую роль при проведении кампаний против военных преступников и их пособников сыграли военные трибуналы. В послевоенный период в целом сохранялась репрессивная направленность советских органов юстиции. Они рассматривались в первую очередь как политический инструмент Политбюро. Однако кампанейское правосудие постепенно уходило в прошлое. Крупнейшая кампания по трудовым преступлениям выродилась из-за ошибок в процессуальном регулировании и пассивности работников органов юстиции. Еще более неудачно развивалась кампания по борьбе с хищениями 1947 года. Она фактически продолжалась три месяца и затормозилась, из-за саботажа судебных чиновников. Была организована кампания по борьбе с необоснованными осуждениями граждан. По-прежнему уголовно-правовые кампании развивались циклично. В 1946-1949 гг. непрерывно ужесточались наказания и увеличивалось количество осужденных. Затем произошел спад. В 1952 году Сталин принуждал репрессивные органы вновь ужесточать уголовно-правовую политику по большинству категорий преступлений.

В послевоенный период Министерство юстиции СССР как главный орган судебного управления сохраняло полный контроль над судами. Основной аспект управления был смещен на проведение кадровой политики. Другим функциям по управлению также отводилась важная, но несколько меньшая роль. В тот период административная модель управления юстиции приобретает законченный облик. Складываются и получают научное обоснование основные элементы управления: ревизии, обобщений практики, статистика, руководство кадрами. Постановление ЦК ВКП (б) от 5 октября 1946 года определило объем работы министерств юстиции и прокуратур на много лет вперед. В 1946-1955 гг. проводилась массовая кампания по подготовке и переподготовке юристов. Проводились самые различные мероприятия по обучению юристов, их переподготовке, повышению квалификации, распределению и закреплению кадров. Было подготовлено несколько десятков тысяч юристов с высшим и средним юридическим образованием, организовывались выборы судей, принимались многочисленные подзаконные акты призванные повысить качество подготовки советских судей, адвокатов и прокуроров. Одновременно прилагались усилия по улучшению материально-бытового положения судебно-прокурорских работников. Министерству Юстиции СССР и Генеральной прокуратуре СССР удалось достичь относительных успехов в улучшении кадрового состава и бытового положения работников юстиции. Были построены новые здания для судов, большинство юристов получили юридическое образование, сократилась текучка кадров, вырос стаж работы в органах юстиции.

После ревизий и чисток 1948 года МЮ СССР был предоставлен своего рода «последний шанс» исправить положение и улучшить управление. Министерству пришлось засекречивать свою работу по судебному управлению. Повышение эффективности управления вылилось в кампанию 1948-1949 гг. В конечном счете, улучшение не наступало или наступало крайне медленно. Главная причина заключалась в маленьких ресурсах руководства юстиции. Критика работы Министерства юстиции СССР не прекращалась.

Минюст СССР добивался расширения своих прав в отношении адвокатского самоуправления. Министерство юстиции стремилось окончательно превратить адвокатуру в придаток своего ведомства. С помощью подзаконных актов административные органы юстиции усилили мелочный контроль над коллегиями адвокатов и довели его до абсурда. В случае совершения дисциплинарного проступка проводилось расследование похожее на предварительное следствие, председатель коллегии члены президиума назначался министром юстиции, вводилось фиксированное время работы адвоката, массовые чистки сопровождались арестами адвокатов-космополитов, тщательно ограничивались адвокатские заработки, принуждали бесплатно работать, устанавливали предельную численность коллегий, адвокатов быстро снимали и назначали. Советские адвокаты в свою очередь проявляли прямо чудеса изобретательности в уклонении от советских повинностей: создавали «черные кассы», параллельные адвокатские структуры, имитировали борьбу с высокими заработками, изобретали бесчисленные способы по приобретению денег. Советская адвокатура оставалась самым гибким органом советской юстиции.

Первые послевоенные годы нотариат, оставался дискриминированным правоохранительным органом. Не хватало квалифицированных кадров, помещений, инвентаря. Органы юстиции так и не смогли наладить эффективное управление. Из-за низкой оплаты труда сохранялась высокая текучесть кадров, и совершались многочисленные правонарушения. После войны завершилось правовое оформление статуса советского нотариата. Были приняты республиканские положения о нотариате. Материальное положение нотариусов было неудовлетворительным. Министерство Юстиции СССР ограничивалось нормативным регулированием работы нотариальных контор. С 1948 года прилагались усилия по повышению образовательного уровня нотариусов, а с 1952 года - по улучшению их работы.

Послевоенные кампании позволили руководству юстиции несколько повысить формальные показатели в работе юстиции. Но во многих случаях они по-прежнему, скрывали неудовлетворительное состояние советского правосудия. Это отражалась и в увеличении секретности в работе советских учреждений. Разработка множества правил привела к чрезвычайной бюрократизации всей системы управления.



В главе VI – «РЕОРГАНИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ СССР В СЕРЕДИНЕ 50-х годов ХХ ВЕКА» - описываются последние годы функционирования сталинской модели юстиции основанной на законе о судоустройстве 1938 года. Рассматриваются реорганизации правоохранительных органов, основные нормативно-правовые акты, принятые с целью демонтажа административного управления органами правосудия.

Рассматривается дискуссия партийного руководства и руководства высших органов юстиции о новой модели правоохранительной системы СССР. Выделяется конфликт интересов между Верховным Судом СССР, стремившимся к расширению своих полномочий, и Министерством Юстиции СССР, желавшим сохранить существующее положение. В 1953-1954 гг. происходи временное усиление Минюстов за счет передачи в их ведение ГУЛАГа, Госарбитража.

В 1954 году административные органы юстиции вновь подверглись жесткой критике за неспособность наладить нормальное управление. Упорно формировалось общее мнение о неспособности Минюстов и управлений Минюстов организовать деятельность судов. На волне антиминстерской кампании Хрущева в 1954-1956 гг. Минюсты лишаются многих полномочий. Были созданы президиумы судов, которые ограничивали управленческие функции управлений минюстов в регионах, ликвидируются транспортные и лагерные суды, большинство военных трибуналов, ограничиваются полномочия минюстов в судебном управлении, свертывается юридическое образование, из компетенции минюстов изымается ГУЛАГ и Госарбитраж, сокращаются штаты. Сокращение было связано с общим уменьшением дел рассматриваемых правоохранительными органами. Сокращение в целом положительно сказалось на судебной системе. Качественный состав судебных органов укрепился и улучшился.

В середине 50-х годов ХХ века происходил процесс перехода функций по судебному управлению от органов юстиции к судам. Система управления при этом несколько напоминала период 1936-1938 гг., когда шел процесс передачи функций по руководству судами от судебных органов к наркомюстам. Минюсты и управления минюстов были окончательно дискредитированы в глазах советского партийного руководства.

Одновременно органы юстиции подвергаются критике за участие в репрессиях. Политическая юстиция серией секретных актов почти полностью отменяется, наиболее одиозные судебно-прокурорские работники были уволены, советские юристы принимают активное участие в демонтаже сталинской системы правосудия. В прошлое уходит кампанейское правосудие. Основные уголовно-правовые кампании завершаются (о трудовых преступлениях, о хищениях, о хулиганстве и т.д.). Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство существенно либерализуется. Восстанавливалось нормальное судопроизводство по всем категориям дел. Общее количество дел рассматриваемых судами плавно снижалось. В середине 50-х годов ХХ века в СССР состоялся первый этап массовой реабилитации граждан, осужденных по политическим мотивам. Проходила реабилитация беспорядочно и во многих случаях с нарушением норм законодательства. Как людей осуждали, так и оправдывали. Те лица, которые активно осуждали людей, так же быстро их оправдывали. Рассмотрение дел о контрреволюционных преступлениях почти прекратилось. Внесудебные органы были ликвидированы. С 1956 года гражданские суды становятся основными органами, рассматривающими политические дела.

В 1956 году руководство страны приняло важное решение о существенном сокращении органов юстиции. Было ликвидировано Министерство Юстиции СССР, управления юстиции в регионах, многие суды. Существенно ограничивается компетенция Верховного Суда СССР. Происходит децентрализация органов юстиции. Основные функции по управлению правоохранительными органами возлагаются на республиканские министерства юстиции, а позже на верховные суды республик.

В середине 50-х годов советская адвокатура с большим трудом избавлялась от опеки со стороны административных органов. Уменьшалась опека со стороны государственных органов управления защитой, восстанавливалась финансовая система адвокатских общественных организаций, повышалось качество оказания юридической помощи населению. Прошла серия конфликтов между управлениями юстиции и коллегиями адвокатов. В течение многих лет дебатировался вопрос о новой системе оплаты труда адвокатов. Проект системы предусматривал установление всестороннего контроля над адвокатами со стороны председателей президиумов и управлений юстиции. Адвокатам удалось отстоять свои интересы. Министерство юстиции утрачивает контроль над нотариатом, контроль вновь переходит к судебной системе. Повышается качественный уровень обслуживания нотариусов, постепенно уменьшается количество правонарушений в нотариальной сфере.

В 1953-1956 гг. органы юстиции СССР находились в состоянии реорганизации и перехода к новой модели управления и взаимоотношений в системе правоохранительных органов. В ходе этой реорганизации сотрудники юстиции старались снять с себя ответственность за плохую работу в предыдущие годы. Органы юстиции были сокращены в несколько раз, а многие были ликвидированы совсем. Такое сокращение было обусловлено как объективными, так и субъективными причинами (кампания Хрущева). Основное сокращение коснулось союзных и региональных органов юстиции. Главная цель реорганизации заключалась в децентрализации и передаче основных управленческих функций в республиканские органы юстиции. В ходе реорганизации и ликвидации важный положительный опыт, накопленный органами юстиции, был частично утрачен.



В заключение диссертации сформулированы основные выводы исследования.

В начале 30-х годов советское руководство приходит к мысли о централизации управления органами юстиции СССР. При этом режим стремился сделать органы юстиции послушным инструментом. Когда было необходимо, они должны были служить орудием репрессий или законности. Также, иногда органы юстиции рассматривались как противовес органам внутренних дел. Представляется, что такой подход не позволял правоохранительным органам ни повысить свою эффективность, ни успешно проводить кампании. Неудачи приводили к новым реорганизациям.



Сталин рассматривал государственные органы как объект постоянных экспериментов. Говорить об устоявшихся моделях управления в системе правоохранительных органах не приходится. Создать устойчивую модель стремились сами руководители юстиции. Вождь стремился к созданию такой модели юстиции, которую условно можно определить как «тоталитарная». Тоталитарная юстиция – это специфическая организация органов правосудия главной целью деятельности, которой выступает не установление истины в ходе судебного разбирательства, а реализация государственной карательно - воспитательной политики с помощью процессуальных средств. Такая юстиция может считаться «юстицией» только условно. Она характеризуется следующими основными признаками:

  1. Жесткая централизация и унификация органов юстиции, сосредоточение боль­ших полномочий в союзных органах.

  2. Особая роль органов специальной (политической) юстиции принимавших уча­стие в массовых репрессиях. К системе специальной юстиции относились ор­ганы военной, лагерной, транспортной юстиции, специальные коллегии и спе­циальные прокуратуры. Орган специальной юстиции действовали в условиях повышенной секретности, находились под контролем органов госбезопасности, применяли ускоренное судопроизводство, использовали максимальное ограни­чение прав личности в уголовном процессе.

  3. Органы юстиции в первую очередь ориентировали на проведении тех или иных, необходимых режиму кампаний. Господствовало кампанейское правосу­дие. Сталин стремился сделать из работников юстиции безотказных специали­стов, которые бы осуждали безвинных людей и через несколько лет их же оп­равдывали.

  4. Деятельность органов юстиции подчинялась циклам сталинской политики, кото­рая колебалась от «законности» к беззаконию. Под «законностью» пони­малось общее временное снижение репрессий, оправдание части невинно осу­жденных (за год-два до наступления «законности») и имитация правосудия. Под беззаконием («усилением репрессивной политики») понималось резкое возрастание террора, ликвидация небольших процессуальных норм и беспоря­дочное осуждение граждан.

  5. За 20 лет существования Наркомата Юстиции (Минюста) СССР управление орга­нами юстиции можно охарактеризовать как «бюрократизация». Бюрокра­тизация проявлялась в непомерном количестве подзаконных ведомственных актов, которые мелочно регулировали деятельность органов правосудия, в мно­гочисленных ревизиях (проверках), в грубом вмешательстве в деятельность суда и т.д.

  6. Применение ленинских принципов при осуществлении судопроизводства. Воспи­тательная роль советского суда (организация процессов-спектаклей и фиктивных товарищеских судов) и карательная роль (проведение массовых ре­прессий с целью запугать население).

С 1956 года сложилась традиция, оправдывающая органы юстиции и обвиняющая органы внутренних дел в организации массовых репрессий. Эту идею подхватили и использовали советские юристы. Объективные данные, представленные автором, опровергают такую точку зрения. Имеются примеры сотен приказов Прокурора СССР, наркома юстиции и постановлений Верховного Суда СССР которые вводили (на время) упрощенное судопроизводство и ужесточали уголовную ответственность. В отдельных случаях, проводя репрессии, органы юстиции шли дальше указаний правительства СССР. Имеются примеры вынесения большого количества неправосудных приговоров, многочисленных фактов нарушения процессуальных норм. В отдельные периоды органы юстиции усиливались настолько, что оттесняли органы внутренних дел на задний план и выступали как важный орган репрессий.

В то же время сводить деятельность органов юстиции только к участию в массовых репрессиях нельзя. Многие работники юстиции стремились минимизировать вредный эффект от сталинских кампаний. Они пытались уклониться от участия в кампаниях. Значительную часть времени они занимались повседневной юридической работой. Юристы стремились развивать правовую систему даже в условиях террора. При благоприятной возможности они стремились смягчить суровость уголовного законодательства. Этот потенциал получил свой выход и был реализован после смерти Сталина во время либерализации советского режима.

В 1933 году начался эксперимент, который предусматривал систему двойного управления в органах юстиции. Постоянные реорганизации не позволили наладить систему управления органами юстиции. Сохранялось импровизированное руководство характерное для 20-30-х годов ХХ века.

Накануне Великой Отечественной войны система органов юстиции постепенно стабилизировалась. А.Я. Вышинский как заместитель председателя СНК СССР курировал все репрессивные органы и провел их реорганизацию в соответствии со своими представлениями. Благодаря его усилиям дуализм управления органами юстиции заложенный в актах 1936 года был зафиксирован в 1938-1939 гг. Наркомат Юстиции СССР создавал различные бюрократические структуры для управления органами юстиции, вырабатывал акты в этой сфере. Наркомат Юстиции СССР стал реально осуществлять управление судами (в том числе специальными), адвокатурой, судебным исполнением, нотариатом, юридическими учебными заведениями. Для осуществления функций по управлению изменяется и расширяется структура наркоматов юстиции, были созданы управления НКЮ в регионах. Отдельно выделялись специализированные подразделения по управлению специальными органами юстиции (военными, транспортными судами). Происходило относительное усиление органов юстиции, что можно связать с периодом «законности» наступившим после 1938 года. Наркомюст СССР рассматривался советским руководством как один из основных органов по организации уголовно-правовых кампаний. Во время проведения этих кампаний «законность» отбрасывалась в сторону, и господствовало упрощенное правосудие.

Война существенно преобразила органы управления юстицией. Расширяется система органов военной юстиции. Военные трибуналы в отдельные годы войны играли большую роль, чем НКВД СССР. Система органов управления постоянно изменялась. В послевоенный период административные органы юстиции зачастую подвергались жесткой критике за проблемы при управлении подопечными учреждениями и организациями. Это привело к постепенному сокращению функций министерств юстиции. В 1948-1950 гг. органы юстиции подверглись большой чистке. В то же время можно констатировать, что Минюст СССР, по крайней мере, до 1953 года сохранил основной объем своих полномочий. Система управления усложнялась.

Сохранилась роль административных органов юстиции как главных организаторов кампанейского правосудия в СССР. Причем, проводились как кампании направленные на осуществление функций органов юстиции (кампания по реализации указов от 4 июля 1947 года о хищениях), так и на совершенствование работы самих правоохранительных органов (кадровая кампания, кампания по борьбе с необоснованными осуждениями граждан, кампании по выборам народных судей). К 1953 году способности органов юстиции проводить эффективные кампании существенно уменьшились. Все последние сталинские мероприятия проводились без большого энтузиазма. Можно сказать, что их торможение было, прежде всего, связано, с чрезмерной бюрократизацией государственного аппарата. Органы юстиции должны были действовать быстро и эффективно при усложнившихся правилах.

После смерти Сталина сфера деятельности административных органов юстиции существенно сокращалась, кампанейское правосудие уходит в прошлое. Окончательно возобладал курс на законность. Сокращается объем политических репрессий. Многие деяния считавшиеся уголовными были декриминализованы. Снижается потребность в массовой подготовке юристов. Все это привело к сокращению всех органов юстиции. Административные органы юстиции ослабели и ситуация стала напоминать дуалистическое управление в 1933-1936 гг. Органы юстиции подвергались упрекам за плохую работу в предыдущие десятилетия. Следствием такой политики стало сокращение полномочий центральных органов юстиции, а затем и ликвидацией Министерства Юстиции СССР и Управлений Минюста. Были также сокращены многие судебные и нотариальные органы.

Различные исследования советских, российских и зарубежных исследователей позволяют сформировать понятие государственная политика в сфере юстиции и управление в сфере юстиции. В разные периоды истории у государства могут быть различные цели, задачи и методы судопроизводства. Автор считает необходимым различать понятия судопроизводство и правосудие. Правосудие осуществляется с определенной целью, судопроизводство же может производиться с различными целями. Для осуществления государственной политики государству необходимы специальные органы управления. В разное время органами юстиции управляли или специальные ведомства (Министерство Юстиции) или управление осуществлялось вышестоящими органами внутри самой системы юстиции (Верховный Суд, Прокуратура и т.д.). Термин управление в сфере юстиции несколько раз упоминался в советской литературе, но в настоящее время почти забыт и применяется только отдельными работниками Минюста России и, в основном с применением ведомственного подхода. Мы считаем возможным ретроспективное применение термина управления в сфере юстиции по следующим причинам. Во-первых, методы управления и природа управления в сфере юстиции однородны. Действует общие элементы управления характерные именно для юстиции (учет кадров, единое юридическое образование, обобщения практики, которое так или иначе связано с деятельностью суда, ревизия как основной метод управления, особое значение судебных разъяснений и определений, которые важны для всех органов юстиции и т.д.). Все это создает общую систему управления характерную для всех органов юстиции независимо от их ведомственной принадлежности. Во-вторых, специфичность и сложность управления в сфере юстиции. Специфичность обусловлена особой автономностью большинства органов юстиции. Мы считаем, что термин «управление в сфере юстиции» (в абстрактном смысле) имеет право на жизнь и.

В настоящее время в юстиции продолжается обсуждение проблем судебной реформы. В том числе рассматриваются вопросы об усилении вмешательства Минюста в деятельность нотариата и адвокатуры, о постепенном включении всех органов обеспечивающих деятельность судов в систему Судебного департамента РФ, о расширении гласности, о независимости суда, об эффективности судопроизводства, о характере аттестации судей, об ответственности работников юстиции, о повышении материально-технического уровня работы судов, о низкой оплате труда работников аппарата суда. В высказываниях юристов, так или иначе, прорываются мысли о централизации организации деятельности судебных органов. Все эти проблемы были актуальными и 60 лет назад. В 30-50-е годы ХХ века эти проблемы решались способами присущими тому времени, некоторые из которых можно применить и в настоящее время. Необходимо восстановить идею единого управления (или организация деятельности) в системе юстиции. Речь не идет о формировании единого органа управления, а о систематизации общих принципов, моделей и форм управления, которые в настоящее время не систематизированы. Представляется, что восстановление единой модели управления в этой сфере позволило бы повысить эффективность деятельности органов юстиции. Организационное построение такого управления может иметь несколько вариантов. Возможно расширение функций Министерства Юстиции или судебных органов.

Наиболее перспективной представляется модель предполагающая развитие координации между органами юстиции. Такая координация реально осуществляется и сейчас. Но в реальности единство целей в системе органов юстиции отсутствует, что оказывает крайне негативное влияние на правосудие. Нарушается единство судебной политики. Об этом говорили много раз. Последний раз вопрос об отсутствии единой политики поднял Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин на VII всероссийском съезде судей. Интересно отметить, что на VII съезде судей РФ было принято постановление, в котором предлагается утвердить порядок, при котором проекты законов по деятельности судов страны могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии официальных отзывов от Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Автор считает, что было бы возможно создать некий «Совет Юстиции» (название может быть самым различным). Это Совет должен включать Министра Юстиции, Генерального Прокурора, Председателя Следственного Комитета, Председателей высших судов России, Председателя Федеральной нотариальной палаты, Председателя Федеральной адвокатской палаты, Главного судебного пристава России, Директора Судебного Департамента, Директора ФСИН, и, возможно министра внутренних дел, а также их заместителей. Этот орган мог бы вырабатывать общие принципы деятельности органов юстиции, принимать общие методические рекомендации по проведении ревизий и проверок в системе юстиции, унифицировать статистику и обобщения практики в правоохранительных органах. Арбитром при возникновении конфликтов между членами Совета мог бы выступать Президент России или представитель администрации Президента. Такую функцию они выполняют и сейчас, но такой «арбитраж» носит неформальный и неопределенный характер. В 1941-1956 гг. такой орган фактически существовал под названием «Юридическая комиссия при СНК СССР». Забытый опыт единой государственной политики в сфере юстиции может быть восстановлен.


скачать файл


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Смыкалин Александр Сергеевич Официальные оппоненты
729.34kb.
Официальные оппоненты: д и. н., профессор, А. М
277.26kb.
Домрачев Георгий Алексеевич Официальные оппоненты
234.53kb.
Александр Сергеевич Пушкин Сказка о золотом петушке
125.66kb.
Запесоцкий, Александр Сергеевич
28.36kb.
Александр Сергеевич Пушкин
68.03kb.
Сенча Александр Сергеевич
73.52kb.
Бессонов Б. Н. Дмитрий Сергеевич Мережковский
562.41kb.
Александр Сергеевич Пушкин удивительно точно, несколькими штрихами, рисует жизнь и быт всех слоев русского дворянства. Тон задает петербургское общество
44.12kb.
Морозов александр иванович
17.97kb.
Программа «Православная Энциклопедия»
56.6kb.
Александр Литвиненко: «Моя магистерская работа очень актуальна»
24.41kb.