vesnat.ru страница 1
скачать файл
Разманова Н.А., д.и.н., проф. каф. «Экономическая история»

Финансовый университет при Правительстве РФ
Первый государственный казначей России: к 270-летию

со дня рождения А.И.Васильева
В феврале 2012 г. исполняется 270 лет со дня рождения Алексея Ивановича Васильева – первого государственного казначея России, чья деятельность получила самостоятельное значение наряду с президентами коллегий и министрами. В отечественной историко-экономической литературе его имя упоминается, главным образом, как первого министра финансов. Ряд работ содержат о нем общие биографические сведения.1 Но в отличие от Е.Ф.Канкрина, М.Х.Рейтерна, Н.Х.Бунге, С.Ю.Витте, роль А.И.Васильева в управлении финансами не получила сколько-нибудь серьезного научного освещения.2 Воссоздание в историческом контексте основных этапов биографии А.И.Васильева, выяснение его вклада как государственного казначея в развитие системы финансовых учреждений и основ бюджетно-сметного дела являются целью настоящей работы.

Человек своего времени

А.И.Васильев родился 28 февраля 1742 г. в Петербурге. Навыки чтения, письма и счета он получил дома. Как можно увидеть на примере документов, написанных собственной рукой А.И.Васильева, он писал полууставом, т.е. почерком дьячков и мелких канцелярских служителей начала XVIII в. В 1754 г. умерли родители А.Васильева. Как правило, в подобных случаях в судьбе оставшегося сиротой дворянского «недоросля», принимали участие родственники и сослуживцы отца. Двенадцатилетний А.Васильев был определен в юнкерскую коллегию (училище) при Сенате. Сдав экзамены на «знание законов» и делопроизводства, А.И.Васильев был произведен в сенатские регистраторы и назначен на должность протоколиста.3

В 1762 г. А.И.Васильев уже служил в канцелярии генерал-прокурора Сената А.И.Глебова в качестве его личного секретаря. Канцелярия входила в состав 1-го департамента Сената, который управлял государственными имуществами, ведал сбором податей и расходованием государственных средств. Заведовал 1-м департаментом Сената ни кто иной, как глава всего Сената – генерал-прокурор, первое по значению правительственное лицо после имперской особы.4 В 1764 г. генерал-прокурором Сената был назначен отличавшийся властным характером кн. А.А.Вяземский, который до 1792 г. сосредоточивал в своих руках финансовую политику Российской империи. Новый генерал-прокурор оставил А.И.Васильева в его прежней должности, а затем назначил его правителем своей канцелярии. Почти тридцать лет сотрудничества с А.А.Вяземским стали настоящей школой для будущего первого государственного казначея и первого министра финансов. Не будучи блестящим «гением», каких в екатерининскую эпоху было немало, он оказался настолько опытным и «сведущим» «государственным человеком», что был востребован на протяжении трех царствований. «Ревностную» службу А.И.Васильева ценили Екатерина II, Павел I и Александр I, повышая в его чинах, награждая титулами и поместьями.5

«Попечение о государственных доходах»

Екатерина II с начала своего правления испытывала нужду в огромных суммах. Она писала, что в 1762 г. «нашла сухопутную армию в Пруссии на две трети жалованья не получившую. В Штатс-конторе именные указы на выдачу семнадцати миллионов рублей не выполненными».6 Поэтому она поручила А.А.Вяземскому и президенту Камер-коллегии А.П.Мельгунову «считать доходы». Переписка с губерниями и уездами длилась несколько лет, в итоге удалось выявить «на 12 млн. более, нежели Сенат видел». Для А.И.Васильева, принимавшего участие в этой работе в качестве помощника А.А.Вяземского, это был шанс проявить свои способности, который он не упустил. С этого времени начались его успехи по службе. В 1767 г. А.И.Васильев получил чин надворного советника, а в 1770 г. назначен обер-секретарем 3-го департамента Сената.

Екатерина и все, кто вместе с ней «считал доходы», признали, что необходимо наладить правильное функционирование государственного хозяйства.7 В эпоху дворцовых переворотов управление финансами заключалось единственно в создании новых доходных статей и повышении поступлений по старым. От введенных Петром I принципов централизации и унификации учета доходов Камер-коллегией и фиксации расходов Штатс-контор-коллегией правительство отказалось и вернулось к порядку, существовавшему в допетровской приказной системе. Коллегии получили право сбора податей и самостоятельного расходования средств при отсутствии каких-либо форм отчетности. 8

В 1769 г. в 1-м департаменте Сената была составлена первая окладная книга, фиксировавшая сведения о доходах государства, а в 1771 г. последовало высочайшее повеление Екатерины II о немедленном составлении «окладной по всему государству книги».9 А.А.Вяземский поручил эту работу А.И.Васильеву, как доверенному и опытному сотруднику. От имени генерал-прокурора из центральных и местных ведомств были затребованы ведомости о доходах. Итогом деятельности А.И.Васильева по обобщению поступивших сведений стало создание первых окладных книг за 1773, 1776 и 1777 гг., отличавшихся несовершенством структуры и неполнотой данных. В ходе их составления была сделана попытка отказаться от принятой в то время специализации государственных доходов и соединить их в общий бюджет для производства расходов.10

Тогда же выяснилось, что для составления на основе окладных книг государственных росписей на принципах регулярности, единства, полноты, централизации и законности нужны специально подготовленные люди – бухгалтера, ревизоры, казначеи, организованные в соответствующую структуру. Чиновники 1-го департамента Сената не успевали рассматривать присылавшиеся туда ведомости.11 Именным указом 25 февраля 1773 г. в качестве подразделения канцелярии 1-го департамента Сената была учреждена Экспедиция о государственных доходах. Экспедиция находилась в ведении генерал-прокурора, а ее обер-секретарем был назначен А.И.Васильев.12

Возглавляемой А.И.Васильевым Экспедиции предстояло освоить новые направления работы – оперативно собирать информацию о доходах и на ее основе ежегодно составлять государственную роспись. Десятилетние труды А.И.Васильева дали результаты. Начиная с 1781 г., росписи о доходах, которые показывались по территориальному принципу, стали регулярными и единообразными.13 Число государственных учреждений, самостоятельно собиравшие подати и расходовавшие их по своему усмотрению, значительно сократилось. Их сборы составлял одну треть государственных доходов. Кроме того, в общую массу средств государства стали поступать все питейные, таможенные и экономические подати, доходы от передела серебра и меди. Работа по систематизации доходов совершалась в условиях роста бюджета. Так в 1771 г. он составлял 30 млн. 800 тыс. руб., а в 1796 г., последний год царствования Екатерины, он достиг 73 млн. 110 тыс. руб., т.е. увеличился почти в 2,5 раза.14 Отчет об исполнении росписи, недоимках и предстоящих на следующий год доходах государства в 1780-х гг. в виде ежегодного доклада представляли Екатерине II А.А.Вяземский, а во время его болезни – А.И.Васильев. В последние годы жизни императрицы эти документы в обобщенном виде готовил для нее ее кабинет-секретарь Г.Р.Державин.15/

Была осуществлена систематизация доходных статей – в ведомостях указывалось немногим более десятка статей прихода, которые делились на три категории – окладные сборы, окладные, по временам переменяющиеся и неокладные сборы.16 Все это улучшало учет и контроль, представляло итоги поступлений в казну за год в обобщенном виде. Выделение заранее фиксированных поступлений от прямых и косвенных налогов в разряд окладных сборов явилось серьезным достижением в ходе создания росписей. Оклады, составлявшие большую часть бюджета, в идеале рассматривались как гарантированная сумма, позволявшая Екатерине II хотя бы приблизительно рассчитывать расходы на предстоящий финансовый год. В реальной жизни накапливались миллионные недоимки, которые время от времени высочайше «прощались», т.е. просто списывались как заведомо невосполнимые и потому лишь отягощавшие роспись. Оклады, по классификации А.И.Васильева, включали в себя следующие поступления: «1) с купеческого капитала проценты; 2) с мещан; 3) с казаков и войсковых обывателей; 4) подушные с крестьян казенных и помещичьих». Окладные, по временам переменяющиеся, сборы включали поступления по питейным откупам, с оброчных и казенных крестьян, с дворян на содержание чинов, от земли избираемых. Наконец, неокладные сборы, под которыми подразумевались различные пошлины и случайные поступления, включали таможенные, соляные и по горным заводам пошлины.17

Сборы за гербовую бумагу, заграничные паспорта и бумагу для векселей, по классификации А.И.Васильева, показывали в росписях отдельно, не включая их в неокладные сборы. Это можно объяснить тем, что понятия «окладные и неокладные сборы» не соотносились в практике составления росписей с понятиями «прямые и косвенные налоги», так как значение имел не предмет обложения, а фиксация поступлений.

В росписях А.И.Васильева имелась еще одна примечательная графа доходов – «Сверх того принадлежащих разным правлениям». Наибольшие суммы принадлежали придворному ведомству – Кабинету е.и.в., чей бюджет составлялся отдельно от общегосударственной росписи и наполнялся из части соляной подати и ясачного сбора, аналога подушной подати, собиравшейся с нерусских народов Сибири. Самостоятельным бюджетом располагала также коллегия иностранных дел.18 Это свидетельствует как о несовершенстве росписей конца XVIII в., так и о незавершенности процесса централизации финансового управления. Несмотря на недостатки росписей, Екатерина II оценила вклад А.И.Васильева в развитие бюджетно-сметного дела и пожаловала ему 300 душ в Могилевской губернии.19 Этот акт не только обеспечил материальное положение А.И.Васильева и его семьи, но повысил его социальный статус – он стал принадлежать к поместному дворянству.

Расходы государства являлись государственной тайной. Чиновникам предписывалось «по долгу присяги» и «силе изданных узаконений содержать в высочайшей тайности и не токмо кому сказывать или писать, но ниже в разговорах околичными изъяснениями дать ...знать» о бюджете.20 В отличие от доходов, которые взимались на основе указов, прописывавших их размер и способ сбора, нормативов для совершения расходов не существовало. Штатные расходы определялись императорской особой в соответствии с приоритетами текущей политики, а распоряжения о денежных выдачах, как вообще обо всех передвижениях сумм, отдавал генерал-прокурор, в силу того, что вышеназванные Экспедиции и казначейства входили в структуру Сената. Таким образом, казначейская функция входила в набор должностных обязанностей генерал-прокурора. Начиная с 1784 г., когда А.А.Вяземский начал болеть, эта функция постоянно возлагалась на А.И.Васильева, что получило отражение в его послужных документах – он, подчиняясь генерал-прокурору в соответствии со служебной иерархией, стал значиться исполняющим должность государственного казначея.21

Внештатные расходы нередко совершались на основании записок Екатерина II с приказанием о выдаче суммы из средств того или иного ведомства.22 Поэтому перед Экспедицией о государственных доходах задача систематизировать расходную часть не ставилась и до 1780-х гг. расходной ведомости не существовало, позже она составлялась нерегулярно и неполно – в ней показывались лишь те траты, которые составляли ресурс казны. Время от времени по требованию Екатерины задним числом составлялись ведомости о чрезвычайных расходах в связи с военными действиями 23.

Отсутствие систематизированной расходной росписи обуславливалось также несовершенством организации центральных и местных государственных учреждений и органов контроля. В конце екатерининского царствования в росписях стали указывать назначение доходов государства. Их первая часть включала доходы, «кои сами места прямо собирают и употребляют». Остальные доходы распределялись так: часть суммы поступала прямо в комиссариат (военное ведомство), другая часть – в адмиралтейство, третья – в казначейства для штатных сумм для удовлетворения потребностей двора, собственных расходов императорской особы, на статский департамент, пенсии, дорожное строительство и водные коммуникации.24



Как закладывались основы финансового управления России

А.И.Васильев обладал большой работоспособностью и был незаурядным организатором. Одновременно с составлением окладных книг он исполнял другое поручение императрицы. В 1775 г. началась губернская реформа, явившейся реакцией Екатерины II на пугачевское восстание. Цель реформы заключалась в упорядочении и повышении эффективности власти на местах, а одним из ее направлений стало создание казенных палат – исполнительных органов, которые императрица называла местными «правительствами». Казенная палата должна была стать «соединенным департаментом» с функциями «камер и ревизион-коллегий, которому поручаются в смотрение домостроительные и казенные дела» в губерниях и уездах.25 Именно губернским казенным палатам и подчинявшихся им уездным казначействам как местным финансово-ревизионным учреждениям вменялось обеспечение «верных и обстоятельных сведений о государственных доходах». Казенные палаты просуществовали до 1918 г., когда большевики упразднили их и учредили финансовые отделы при губернских и уездных исполкомах.26

Первоначальную структуру казенных палат и уездных казначейств и нормативную базу для них создал А.И.Васильев. В 1781 г. он написал «Наставление для производства дел в казенных палатах», где выделялось семь экспедиций по направлениям деятельности в пределах губернии. Первая экспедиция осуществляла надзор над государственным сектором экономики, вторая ведала таможенными делами, третья – горными казенными и частными заводами, четвертая – соляными магазинами (хранение стратегических запасов соли), пятая – рекрутским набором и винными откупами, седьмая – постройкой и содержанием путей сообщения и казенных зданий. Шестая экспедиция, управлять которой был поставлен губернский казначей, проводила сбор сведений о «приходе и расходе и ревизию счетов».27 Кроме того губернский казначей отвечал за составление и хранение книг об окладе подушного сбора, оброчных статьях, об откупах и неокладных сборах по уездам и постатейно. На этих же принципах велась расходная книга. А.И.Васильев дополнил названные обязанности казначеев еще и наблюдением за правильным счетоводством всех губернских учреждений, имевших приход и расход. Также в конце года казначей должен был отсылать в Экспедицию о государственных доходах «генеральный» отчет о приходах и расходах по губернии. Контроль над деятельностью казначея и других экспедиций казенной палаты осуществляла дополнительно созданная в 1781 г. восьмая экспедиция – для свидетельства счетов.28 Она губернскому казначею не подчинялась.

Следом за преобразованиями в губерниях развернулся процесс реорганизации центральных финансовых учреждений. В 1779 г. при Экспедиции о государственных доходах была создана Экспедиция для ревизии государственных счетов, в 1780 г. утверждены ее штаты, а в 1781 г. на должность управляющего с присвоением чина действительного тайного советника был назначен А.И.Васильев. Он оставался в этой должности до 27 июня 1793 г.29 Тогда же с целью завершения строительства системы местных казначейств были созданы два казначейства для остаточных сумм и два казначейства для штатных сумм в Петербурге и Москве. Казначейства для остаточных сумм хранили не только те денежные средства, которые воплощали собой бюджет государства, но и средства Кабинета е.и.в., коллегии иностранных дел, казенных кредитных установлений. Они представляли в Экспедицию о государственных доходах годовые и третные (квартальные) ведомости о наличии сумм, недополучении предполагаемых сумм и их причинах, расходах и остатках. Казначейства для штатных сумм заведовали расходами страны и непосредственно подчинялись Экспедиции о государственных доходах.30 Вслед за этим преобразованиями Камер-коллегия и Штатст-контор-коллегия были закрыты.

В результате всех перестроек бюрократический аппарат центральных финансовых органов оказался громоздким и хаотичным. Задача придать Экспедиции о государственных доходах стройность была высочайше «возложена» на А.И.Васильева. Во исполнение именного указа 24 марта 1781 г. Экспедиция о государственных доходах была выделена из структуры канцелярии 1-го департамента Сената, после чего она стала самостоятельным подразделением Сената и до 4 декабря 1796 г. находилась в непосредственном ведении генерал-прокурора. Экспедиция о государственных доходах была разделена А.И.Васильевым в соответствии с ее функциями на четыре самостоятельные Экспедиции: о государственных доходах, о расходах, для свидетельства счетов и для взыскания по начетам и недоимкам. В 1782 – 1796 гг. при Экспедиции для ревизии (свидетельства) государственных счетов, действовало еще несколько подчиненных Экспедиций: по винной и соляной части, для горных и хлебных дел.31 Усилиями А.И.Васильев в 1780-х гг. была впервые создана система, объединившая местные и центральные финансовые органы. В дальнейшем она явилась основой для окончательной централизации финансового управления посредством учреждения министерства финансов. В 1784 г. А.И.Васильев был пожалован орденом св. Владимира второй степени, который давался исключительно за отличия и открывал перспективу получения для гражданских чинов высших наград – ордена Белого Орла и ордена Александра Невского.

В 1792 г. тяжело больной А.А.Вяземский вышел в отставку, должность генерал-прокурора занял А.Н.Самойлов. После смерти А.А.Вяземского А.И.Васильев службу по финансовой части оставил и в июне 1793 г. был назначен главным директором Медицинской коллегии, а в сентябре стал сенатором. Вновь знания и опыт А.И.Васильева были востребованы в 1796 г., когда он вместе с Н.С.Мордвиновым и Д.А.Гурьевым занимался разработкой плана перечеканки медной монеты для повышения курса ассигнаций и участвовал в пересмотре таможенного тарифа 1796 г.



От государственного казначея к министру финансов

В последние годы царствования Екатерины II проявились негативные последствия ее политики, в числе которых был финансовый кризис, порожденный необеспеченной эмиссией ассигнаций. Решение об этом императрица принимала, не прислушиваясь к возражениям А.А.Вяземского. После манифеста 1786 г. о 100-миллионной эмиссии курс, колебавшийся в пределах 97 - 99 коп., начал падать.32 Когда Павел I вступил на престол, в обращении находилось более 156 млн. руб. ассигнациями, курс был 70⅓ коп., вексельные курсы снизились: на Амстердам – с 36 до 25 стиверов, на Лондон – с 30 до 26 пенсов. А.Н.Самойлов исчислил внутренний долг на сумму 82 млн. руб., но в нее вошли лишь те долги правительства, которые сопровождались высочайшим повелением о возврате.33 Поскольку негласно эмитировалось почти столько же, реальный внутренний долг превышал 147 млн. руб. Быстро росла инфляция.

Павел I пытался исправить положение. После А.А.Вяземского человеком, глубоко сведущим в финансовом управлении, был А.И.Васильев. 4 декабря 1796 г. именным указом он был назначен государственным казначеем, с правом непосредственно сноситься с императором, что особо отмечалось в указе.34 За то время, когда А.И.Васильев оставался государственным казначеем, Павел ежегодно отправлял ему от 125 до 300 записок, на основании которых издавались высочайшие указы.35 Там же обозначались цель и задачи деятельности государственного казначея: «собрать сведения и Нам … доставить о всех доходах, о штатных и чрезвычайных или временных расходах, дабы Мы, рассмотря оные и распорядя сообразно прямым нуждам, могли поставить вас в лучшую удобность управлять сею частию и отвратить всякий недостаток или затруднение». Экспедиция о государственных доходах выводилась из ведения генерал-прокурора и переходила в подчинение государственного казначея. Этим она приобрела статус центрального финансового органа, независимого от Сената. Финансовое управление становилось самостоятельной отраслью.36 Павел потребовал от государственного казначея активных действий, и перед А.И.Васильевым открылось широкое поприще.

Процедура взаимодействия императора и государственного казначея утвердилась еще при генерал-прокуроре А.Н.Самойлове и сохранялась при его преемниках А.Б.Куракине, А.А.Беклешеве, П.В.Лопухине и П.Х.Обольянинове. Она явилась новшеством по сравнению с екатерининским царствованием. Об отпуске сумм, непредусмотренных росписью, Павел I отдавал «изустное повеление» непосредственно самому государственному казначею во время его докладов, или генерал-прокурору, который письменно сносился с А.И.Васильевым. Нередко, ссылаясь на распоряжение императора, к А.И.Васильеву обращались главы придворного и военного ведомств, лица из ближайшего окружения Павла.37 Государственный казначей отдавал указание казначейству для остаточных сумм, руководитель ведомства, «имеющий смотрение над денежной казной», выписывал ордер о приеме денег и вносил эту операцию в годовой отчет. Казначейство для остаточных сумм фиксировало ту же операцию в своем журнале и также отмечало в годовом отчете. В итоге казначейские и ведомственные отчеты стекались в Экспедицию о государственных доходах, функции которой в это время значительно расширялись.38 Этим было положено начало фиксации сверхштатных расходов и сведения их в единую ведомость.

Продолжил А.И.Васильев работу по совершенствованию государственной росписи. Окончательно утвердился порядок составления государственного бюджета, специализация доходов была почти преодолена, на 1799 и 1800 гг. была составлена расходная ведомость, структура которой имела три раздела – штатные, сверхштатные расходы и «долги по расходам» за предыдущие годы.39 В штатных расходах наряду с ведомственными тратами – «на воинский департамент», «на морской департамент», «на иностранный департамент», «на училища, приюты и больницы», «на штатные пенсии», значились статьи на личные расходы императорской особы и императорской фамилии. Также были обозначены траты, которые представлялись насущными в текущий момент, независимо от того, по какому ведомству они совершались.40

Графа «долги по расходам» за предыдущие годы отражала изменения в состоянии государственного хозяйства – дефицит стал хроническим. В росписи на 1800 г. указывались только долги, начиная с 1798 г. За этот год они были показаны не полностью, а только как неоплаченные счета по военному ведомству на сумму 1 млн. 956 тыс. руб. За 1799 г. значилось 14 млн. 600 тыс. руб., включая обслуживание внешнего долга, не исполненные военные расходы и траты на строительство. На 1800 г. предполагался дефицит более 212 тыс. руб. В совокупности долги за три года превышали 16 млн. 800 тыс. руб. Доходов планировалось получить 78 млн. руб. Павел, подписывая 26 ноября 1799 г. проект росписи к исполнению, санкционировал «взять 2 мил. из Вспомогательного банка» для удовлетворения военных трат 1798 г.41 Как и в царствование Екатерины, дефицит покрывался за счет эмиссии, но отношение к ней изменилось.

В феврале 1799 г. Экспедиция для разбора внутренних государственных долгов указом Павла по представлению государственного казначея была упразднена, а все дела отданы в Экспедицию о государственных доходах.42 А.И.Васильев, в отличие от генерал-прокуроров, рассматривал внутренний государственный долг как всю массу необеспеченных ассигнаций и разделял отрицательное отношение А.А.Вяземского к его наращиванию. Во время его управления финансами была предприняты первые шаги по сокращению внутреннего долга. Печатный станок ненадолго был приостановлен, в 1797 г. было извлечено и уничтожено ассигнаций на сумму 630 тыс. руб., а в 1798 и 1799 гг. – еще около 700 тыс. руб. На фоне многомиллионных долгов объем изъятой бумажной массы был мизерным. Обратной стороной этой операции явилось новое увеличение податей и пошлин.43

Одновременно А.И.Васильев принял меры для стабилизации курса, предложив выкупить золотую и серебряную монету европейской и старой российской чеканки для «передела в монету российскую», сформировать разменный фонд и учредить размен ассигнаций на серебро. Для этого в январе 1797 г. была открыта специальная контора для покупки серебра на ассигнации, но неожиданно большое предъявление ассигнаций создало в 1798 г. угрозу разменный фонду.44 Его быстрое истощение стало результатом серьезного просчета А.И.Васильева, установившего лаж на серебро в 30 коп. Спасти металлический запас удалось повышением лажа до 40 коп., но колебания курса не прекратились. В январе 1799 г. А.И.Васильев убедил Павла отменить екатерининский указ 1796 г. о «перечеканке медной монеты в легковесную» на сумму 400 тыс. руб. В июне 1797 г. А.И.Васильев доложил Павлу I, что в прибалтийских губерниях «ефимки ходят по курсу 1р. 40 коп. ассигнациями» и просил разрешения запретить его и вернуться к зафиксированному высочайшим указом 1782 г. курсу 1 руб. 25 коп.45 В целом меры государственного казначея в сфере денежного обращения были разрозненными и ощутимых результатов не дали. Правительство не сумело отказаться от эмиссии, в 1801 г. государственный долг превысил 200 млн. руб., курс упал до 60½ коп.46 Но идею погасить внутренний долг посредством изъятия необеспеченной бумажной массы и установить свободный размен ассигнаций на серебро с целью стабилизации национальной денежной системы переоценить трудно. Она господствовала в финансовой политике России на протяжении всей первой половины XIX в.

Став министром финансов, А.И.Васильев обсуждал ее совместно с товарищем министра финансов Д.А.Гурьевым и Н.С.Мордвиновым. Итоги этой работы в ноябре 1802 г. были представлены Александру I в виде всеподданнейшего доклада – первого программного документа, обосновывавшего серебряное обеспечение ассигнаций.47 Позже эту идею теоретически развил в своем «Плане финансов» М.М.Сперанский и реализовал в реформе серебряного монометаллизма Е.Ф.Канкрин.

Одним из источников покрытия дефицита, начиная с 1769 г., были внешние займы. После самоубийства обанкротившегося Р.Сутерленда, бывшего посредником между русским правительством и голландскими банкирскими домами, в 1796 г. А.И.Васильев готовил для Екатерины II отчет о состоянии внешнего долга.48 Для улучшения контроля над ситуацией в 1797 г. указом Павла I был учрежден Комитет погашения долгов, а в марте 1798 г. институт придворных банкиров был реорганизован в «Контору придворных банкиров и комиссионеров Воута, Велио, Ралля и К°», которая была передана в подчинение государственному казначею.49 После этого поддержание связей с кредиторами русского правительства – банкирскими домами де Сметов в Голландии и Э.Реньи в Италии перешло к А.И.Васильеву. В 1800 г. А.И.Васильев сосредоточил в своих руках объем функций, присущий министру финансов.

Павел I доверял А.И.Васильеву и пожаловал его титулом барона, орденом св. Александра Невского и 2 тыс. душ в Саратовской губернии.50 А.И.Васильев стал богатым человеком, росло его влияние при дворе. По воспоминаниям хорошо осведомленного Г.Р.Державина фавориты императора И.П.Кутайсов и П.Х.Обольянинов «недоброжелательными» действиями лишили А.И.Васильева «монаршего благоволения». В ноябре 1800 г. он был уволен от всех должностей. Спустя четыре месяца вступивший на престол Александр I вернул А.И.Васильеву все его должности, а с учреждением министерской системы назначил его министром финансов. 51

Первый государственный казначей А.И.Васильев явился не только одним из создателей казначейской системы, как важнейшего финансового института России. Его имя неразрывно связано со складыванием государственного хозяйства, становлением предпосылок для учреждения министерства финансов, формированием денежной политики российского государства.



1 Политковский Н.Р. Биография графа А.И.Васильева. СПб., 1827; А.Ш. [Шетаев А.] Граф Алексей Иванович Васильев, первый министр финансов Российской империи//Русская старина. 1893. № 3; Министерство финансов 1802 – 1902. Ч. 1. СПб., 1902. С. 35 - 39; Семенков А.В. Министры финансов России (от Васильева до Витте)//Министерству финансов 190 лет. М., 1993; Клименко А.В., Савельев А.Б. Первый глава Минфина//Былое. 1994. № 9; Шилов Д.Н. Васильев Алексей Иванович//Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи 1802 - 1917. СПб., 2001.

2 Разманова Н.А. Создание принципов формирования и исполнения государственных росписей доходов и расходов в 1800 – 1810-е гг.//Актуальные проблемы историко-экономических исследований. Вып. 3. Т. 1. М.: Издательство РЭУ им. Г.В.Плеханова, 2010. С. 196 - 197.

3 Троицкий С.М. Русский абсолютизм... С. 274. В 1804 г. в связи с пятидесятилетием службы министр финансов А.И.Васильев к уже имевшемуся ордену Александра Невского получил бриллиантовые знаки.

4 Градовский А. Высшая администрация России XVIII столетия и генерал-прокуроры. СПб., 1868.

5 Политковский Н.Р. Указ. соч. С. 5, 6; Министерство финансов… С. 22 - 23.

6 Записки императрицы Екатерины II. М., 1989. С. 537.

7 Сборник сведений и материалов по ведомству министерства финансов. Т. 3. Кн. 10. СПб. С. 24 -30; Троицкий С.М. Финансовая политика... соч. С. 261 - 262, 263.

8 Чечулин Н.Д. Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II. СПб., 1906. С. 37.

9 Чечулин Н.Д. Указ. соч. С. 108 - 109.

10 Чечулин Н.Д. Указ соч. С.57, 109.

11 Куломзин А.Н. Государственные доходы и расходы в царствование Екатерины II//Сборник РИО. Т. 5. СПб., 1870. С. 220; Козловский Я.И. Казенные палаты и подведомственные им учреждения в России. История и современное устройство их. Рига, 1901. С. 68 - 69.

12 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. (Далее ПСЗ-1) Т. 19. № 13962; Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 128.

13 Куломзин А.Н. Указ. соч. С. 221.

14 Чечулин Н.Д. Указ. соч. С. 256 - 257.

15 Державин Г.Р. Записки. М., 2000. С. 207.

16 РГИА. Ф. 557 (Экспедиция о государственных доходах). Оп. 2. д. 51, л. 144а об., 402а.

17 РГИА. Ф. 557. Оп. 2. д. 51, л. 146а - 147а об.; Осокин Е.Г. О понятии промыслового налога и об историческом развитии его в России. Казань. 1856. С. 76.

18 РГИА. Ф. 557. Оп. 2. д. 51, л. 149а, 362а.

19 А.Ш. Указ. соч. С. 575; Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 127.

20 ПСЗ-1. Т. 21. № 15120.

21 Министерство финансов… С. 15, 23; А.Ш. Указ. соч. С. 575; Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 128.

22 Сборник Русского исторического общества (Дальше Сборник РИО). Т. 27. СПб., 1880. С. 31, 50, 52, 66.

23 Сборник РИО. Т. 27; Чечулин Н.Д. Указ. соч. С. 307.

24 Куломзин А.Н. Указ. соч. С. 222, 234.

25 ПСЗ-1. Т. 16. № 12118; Т. 21. № 15141; Т. 20. № 14392.

26 Декреты советской власти. Т. III. М., 1964. С. 497.

27 ПСЗ-1. Т. 19. № 13622; Т. 21. № 15141; Министерство финансов… С. 22.

28 ПСЗ-1. Т. 20. № 15318; Козловский Я.И. Указ. соч. С. 116 - 117.

29 Министерство финансов… С. 22; Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 128.

30 ПСЗ-1. Т. 20. № 14957, 15039, 15075; Т. 21. № 15111; Министерство финансов… С. 14, 22.

31 Министерство финансов… С. 22.

32 Шторх П.А. Материалы для истории государственных денежных знаков в России с 1653 по 1840 год//Журнал министерства народного просвещения. 1868. № 3. С. 822.

33 Шторх П.А. Указ. соч. С. 822, 828 - 829 831; Чечулин Н.Д. Указ. соч. С. 372 - 373.

34 ПСЗ-1. Т. 24. № 17609. С. 217.

35 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 1. л. 20; д. 51, л. 50.

36 Державин Г.Р. Указ соч. С. 205.

37 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 1. Л. 5, 6а, 30а.

38 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 1, л. 3а.

39 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 51, л. 144а об - 145а; 402а - 403 а.

40 РГИА. Ф. 557. Оп. 2. д. 51, л. 403а.

41 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 51, л. 402 - 403.

42 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 51, л. 20а.

43 Чечулин Н.Д. Указ. соч. С.88.

44 Шторх П.А. Указ. соч. С. 809, 834.

45 РГИА. Ф. 557. Оп. 2, д. 1, л. 274а об - 275а.

46 Шторх П.А. Указ. соч. С. 809.

47 Архив Мордвиновых. Т. 3. СПб., 1903. С. 75 - 108.

48 Сборник РИО. Т. 28. СПб., 1880. С. 317 - 324, 379 - 386.

49 Ананьич Б.В. Банкирские дома в России. 1860 - 1914 гг. Очерки по истории частного предпринимательства. Л., 1991. С. 13.

50 Политковский Н.Р. Указ. соч. С. 5.

51 Державин Г.Р. Указ. соч. С. 208; Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 128.

скачать файл



Смотрите также:
Разманова Н. А., д и. н., проф каф
202.6kb.
Курс лекцій «основи економічної науки»
6372.04kb.
Чертов Е. Д., д т. н., проф., ректор вгуит сопредседатели
62.21kb.
Программа государственного экзамена для магистров «Теория гражданского процесса»
82.49kb.
Кафедра истории стран ближнего востока. Нир-2011. I. Выполнение нир (гранты)
100.83kb.
Отчет о посещении проф. Козлова С. С
23.28kb.
1С: Свод отчетов 8 проф
154.26kb.
Учебник под общей редакцией проф. В. И. Видяпина, проф. М. В. Степанова Допущено
9798.99kb.
Программа вступительного экзамена по специальности для поступающих в докторантуру phd по специальности «6D061300 Геоботаника»
106.22kb.
-
535.9kb.
Вопросы к магистерскому госэкзамену ( каф. Эт и пэмс), 2011 г
99.76kb.
Латинский язык
672.38kb.