vesnat.ru страница 1страница 2
скачать файл


На правах рукописи

 

Инешин Евгений Матвеевич

ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДНАЯ СРЕДА НА РУБЕЖЕ ПЛЕЙСТОЦЕНА И ГОЛОЦЕНА НА БАЙКАЛО-ПАТОМСКОМ НАГОРЬЕ

(по материалам многослойного археологического объекта Большой Якорь – I)

07.00.06. - археология

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени



кандидата исторических наук

 

Владивосток - 2006



Работа выполнена в Иркутском государственном техническом университете

 

Научный руководитель д.и.н., профессор Харинский А.В.



 

 

Официальные оппоненты: д.и.н., профессор, А.М. Кузнецов



к.и.н., доцент, В.А. Лынша

 

Ведущая организация: Лаборатория археологии



Иркутский государственный педагогический университет
Защита состоится 9 ноября 2006 года в 14 часов на заседании

диссертационного совета Д.005.010.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата исторических наук в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

по адресу: 690950, ГСП, г. Владивосток, ул. Пушкинская 89.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН


 

Автореферат разослан « 6 » октября 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета



кандидат исторических наук

Сухачёва Г.А.

Введение


Актуальность работы. Огромная территория Байкало-Патомского нагорья начала планомерно археологически изучаться лишь в 70-е годы ХХ века. Занимая промежуточное положение между относительно хорошо изученными югом - районами Прибайкалья и Забайкалья и севером - районами Якутии, данная территория должна была естественным образом дополнить археологию этих областей и содержала в потенции ответы на многие возникшие вопросы и проблемы их изучения. Проведение археологических работ в бассейне Нижнего Витима было логическим шагом со стороны иркутских археологов, которые в начале 70-х годов по инициативе М.П.Аксёнова начали изучение ранее абсолютно неисследованного региона долины Витима. К тому же, территория Байкало-Патомского нагорья обладала одним несомненным качеством – с одной стороны, это территория хорошо сохранившихся всех форм рельефа, в т.ч. речных террас, в которых археологические остатки захоронены в чётких стратиграфических условиях, исключавших смешивание разновременных материалов, с другой стороны, редкая сохранность форм рельефа сопровождалась большими вскрышными работами при золотодобыче, в результате которых они препарировались и становились доступными изучению. Кроме того, Байкало-Патомское нагорье характеризуется минимальными изменениями, прошедшими в природной среде со времён последнего оледенения, и тем самым, сохранились для изучения фрагменты палеосреды и древней человеческой деятельности.

Цель работы. Развитие источниковой базы за последние годы, накопление данных по палеоэкологии, стратиграфии, геоморфологии, зооархеологии и палеонтологии региона, ввод в практику археологических исследований новых методик, позволяют под новым углом оценить древнее прошлое и перспективы археологического изучения региона. Определение функциональной специфики археологических объектов и районов их расположения, является целями настоящей работы в рамках разработки более общей задачи археологического исследования культур каменного века Северной Азии: изучения проблем синхронизации геологических, климатических и исторических событий, выявления причинно-следственных механизмов образования форм и типов древних производств, существования био-гео-социоценозов, условий формирования и сохранения биологических, геологических и археологических остатков. Для достижения этих целей были сформулированы следующие задачи:

  • ввод в научный оборот новых материалов и обобщение имеющихся научных данных по археологии нагорья в хронологическом диапазоне поздний плейстоцен – ранний голоцен;

  • создание модели развития рельефа и геологических событий в позднем плейстоцене и голоцене, как фона, на котором происходило освоение древним человеком Байкало-Патомского нагорья;

  • хроно-стратиграфическая характеристика геоархеологического объекта Большой Якорь-I в системе других археологических памятников Байкало-Патомского нагорья и сопредельных регионов;

  • морфо-технологический анализ и функционально-типологические корреляции инвентаря археологических комплексов Большого Якоря и материалов соседних археологических объектов.

Фактический материал и вклад автора. В основу работы положены материалы, полученные автором в ходе 15-летних раскопочных работ на многослойном аллювиальном археологическом объекте Большой Якорь-I и 20-летнего изучения археологии Байкало-Патомского нагорья. Общая раскопанная площадь на памятнике составляет 108 м2. Всего по 21 культурному горизонту стоянки получено 29 радиоуглеродных датировок, фиксирующих начало накопления пойменного аллювия с 12700140 л.н. и до финальной стадии, наступившей позднее рубежа 11750130 л.н. Полевые исследования были выстроены по оригинальной программе, позволившей привлечь к изучению археологического объекта специалистов из различных естественнонаучных направлений и, применяя комбинацию приёмов и способов раскопок, получить максимально возможное количество культурных остатков и результатов анализов. Вскрышные работы проводились методом промывки культуровмещающих рыхлых отложений с точной привязкой находок к микроквадратам на плане, а так же последовательным отбором образцов на палеомагнитный, радиоуглеродный и другие типы анализов. Впервые в археологии был массово применен метод дентоиндикации по ростовым структурам зубов животных из культурных горизонтов, выявивший в ситуации многослойного залегания культурных остатков сезонные циклы охотничьих стоянок древнего человека.

Научная новизна работы заключается в том, что предпринимается, попытка осмысления результатов почти двадцатилетнего изучения многослойного археологического памятника Большой Якорь-I, ставшего культурно-хронологическим стратотипом Байкало-Патомского нагорья, полигоном обкатки новых методов в археологии (диагностика сезонов гибели млекопитающих по ростовым структурам зубов, палеомагнитные исследования очажных комплексов и определение их инситности, петрография коренных проявлений экзотических пород камня и артефактов из них). Новым в отечественной практике анализа каменного инвентаря в рамках морфо-технологического подхода было массовое применение комбинации аппликативного приёма и методики трасологического изучения каждого компонента аппликативной сборки. Это привело к выявлению и описанию реального причинно-следственного механизма расщепления. Исследования Большого Якоря-I позволили поставить в повестку дня и наметить пути решения важнейших вопросов, связанных с культурно-хронологическим членением памятников позднего плейстоцена - раннего голоцена в Северной Азии, установления внутренних механизмов в технологии расщепления камня. Для этого вводится в научный оборот значительное количество новых данных по археологии, стратиграфии, геохронологии, зооархеологии выделенного Мамаканского геоархеологического субрайона, как опорного для изучения региона в целом (Инешин, 1991). В работе подробно рассматриваются вопросы функциональной и культурно-типологической принадлежности археологических комплексов.

Защищаемые положения:

  1. На основе имеющихся данных по радиоуглеродной хронологии и культурно-типологической принадлежности каменного и костяного инвентаря многослойного археологического местонахождения Большой Якорь-I, он был отнесён к кругу памятников т.н. дюктайской культурной традиции северо-востока Северной Азии, сформировавшегося в хронологическом диапазоне 11 – 13 тыс.л.н., в рамках которой была развита «бифасиальная традиция». Именно в рамках бифасиальной традиции реализовывалась концепция компактности и универсальности, свойственная небольшим подвижным группам охотников-собирателей эпохи позднего ледниковья (Саллинз, 1999), формулируемая нами как принцип адаптивной вариабельности (Инешин, Тетенькин, 2000).

  2. Культурные горизонты памятника на основе комплексного использования различных естественнонаучных методик (зооархеология [дентоиндикация], палеомагнитология, физико-химические методы определения состава каменных пород, трасология) были определены как сезонные временные охотничьи лагеря на миграционном пути северного оленя и в зоне сезонной концентрации других видов. На них происходила первичная разделка туш убитых животных, подготовка к транспортировке мясных частей туш на базовые стоянки.

  3. Деятельность, осуществляемая на стоянке, а значит и орудийная оснащённость, имели ярко выраженный сезонный характер, на который накладывалось дополнительное влияние продолжительностью времени обитания человека на исследованном плацдарме. Основные режимы деятельности на памятнике сводились к следующим: - режим ожидания подхода основных мигрирующих групп животных с попутной охотой на мелких и средних животных обитавших в долине Витима, - и режим, связанный с охотой на массово мигрирующих крупных животных с заготовкой мяса и поделочного сырья.

  4. Природное окружение археологического объекта относится к перигляциальным ландшафтам, развивавшимся в непосредственной близости от ледников, что в решающей мере предопределяло адаптационную стратегию древних охотничьих коллективов, проявившуюся в бифасиальной традиции.

Апробация работы и публикации. Основные положения диссертации докладывались на международном симпозиуме «Хроностратиграфия палеолита Северной, Центральной, Восточной Азии и Америки» (Новосибирск, 1990) и международном симпозиуме «Происхождение и развитие микропластинчатой индустрии Северной Евразии» (Япония, Саппоро, 1992), Международной конференции «Поздний палеолит и ранний неолит Восточной Азии и Северной Америки» (Владивосток,1994), научной конференции «Социогенез Северной Азии» (Иркутск, 2005) и др., археологические материалы выставлялись на международной выставке «Коммуникации XXI века» (Япония, Саппоро, 1992). По теме диссертации опубликовано более 20 работ в российских и зарубежных изданиях.

Объём работы. Диссертация состоит из 222 страниц текста, разбитого на введение, 4 главы, заключения, списка литературы и списка сокращений. Приложение состоит из таблиц и диаграмм на 20 страницах, а так же 64 страниц рисунков и схем. Список литературы включает в себя 271 наименование.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные материалы расширяют источниковую базу Байкало-Патомского нагорья, вводятся в научный оборот материалы ряда новых объектов. Выводы, изложенные в диссертации, могут быть применены в преподавании курсов археологии Сибири, могут быть положенными в основу программы углублённого изучения материалов раскопок предыдущих лет по памятникам каменного века Северной Азии, методические наработки могут быть использованы для дальнейшего совершенствования методики полевых и камеральных работ. Материалы диссертации найдут применение в картировании, инвентаризации и составлении свода археологических памятников, создании музейных экспозиций, курсов лекций и школьных программ.

Глава 1. История археологического изучения Байкало-Патомского нагорья.

В главе приводится исторический сюжет научного изучения региона и памятника, в контексте которого обсуждаются актуальные задачи формирования программы собственных исследований. Археологические исследования в бассейне Нижнего Витима, проведённые автором, являлись естественным продолжением археологических исследований в верхнем течении Витима, в которых автор так же принимал самое непосредственное участие с момента их разворачивания в 70-е годы ХХ века. В бассейне нижнего течения Витима эстафета археологических изысканий была подхвачена у якутских археологов С.А.Федосеевой и Ю.А. Мочанова, которые в 70-е годы положили начало планомерному археологическому изучению долины Нижнего Витима. В процессе исследования долины Нижнего Витима и Большого Якоря, как опорного археологического объекта этой территории, сложилась отличная от предыдущих научная парадигма, которая заключалась в практической реализации системного подхода в изучении культурных остатков в совокупности с их природным окружением. Параллельно раскопочным работам на самом археологическом объекте были реализованы программы изучения геоморфологии района, создание банка радиоуглеродных датировок региона, характеризующих основные формы рельефа в долине Витима и его притоков, изучение истории оледенений, их периодичности и процессов дегляциации, сбор, систематизация и датирование палеонтологического материала, изучение зооархеологических аспектов и применение палеомагнитных методов в анализе тафономических характеристик культурных остатков, подвергавшихся обжигу. Причём, разворачивание этих исследовательских программ проходило в режиме увязки их с вопросами, изучения культурных остатков самого археологического объекта. Таким образом, археология в этом случае выступала как дисциплина, в недрах которой строилась программа-конфигуратор разворачивания естественно-научных дисциплин, приводившая к подборке и логическому выстраиванию методов из естественно-научного спектра. Методолого-теоретической основой данной парадигмы являлся системно-деятельностный подход, разработанный в основных положениях Г.П.Щедровицким и его группой (1975, 1984, 1995).

Глава 2. Модель формирования Мамаканского геоархеологического субрайона в верхнем плейстоцене-голоцене

В этой части работы приводится оценка литературных данных и результаты собственных изысканий, а также ряд имеющихся неопубликованных материалов по геоморфологии долины Витима и всего региона в целом. Детальное исследование и датирование всех форм рельефа на участке долины Витима от г.Бодайбо до п.Мамакан, позволили установить, что в момент обитания человека в устье Большого Якоря Витим находился в режиме развития цикла боковой эрозии с замедленным течением, при котором формировались террасы, протоки и старицы. Для террасовых тел было характерно формирование прирусловых валов и мульдообразных форм. В пойменном цикле формирования террас основным материалом служили тонкодисперсные суглинки и пески (в разрезе Большого Якоря выделено 6 фаз накопления). Ритмичность процессов накопления свидетельствует о цикличном характере паводковых событий, в результате которых быстро погребались культурные остатки, находящиеся всегда в подошве прослоек. На мамаканском участке долины отмечается не менее 5 этапов формирования русла, с чередованием бокового и вертикальных циклов эрозии. Интенсивность водного потока была ниже современной, что предопределялось наличием в верхнем течении основных притоков Витима горно-долинных ледников. Исследование процессов дегляциации в Байкальском нагорье выявило картину деградации ледников, сокращения их площади (всего описано 11 этапов отступания с временным шагом около 4800 лет). К моменту заселения человеком площадки в устье Большого Якоря продолжали оставаться значительные площади ледников в вершинах притоков, которые, помимо влияния на водность Витима, оказали существенное влияние на животный и растительный мир, использовавшийся древним населением. Ледники в Байкальском нагорье продолжали существовать и в первую половину голоцена (по меньшей мере, до 920050 л.н.).

Исследование динамики развития палеогеографической обстановки, взятой в совокупности с событиями тектонического, палеоклиматического, в том числе гляциального, порядков, коррелируется с моделью мамаканского геоархеологического субрайона и моделью динамики дегляциации в верховьях рек Мамакан, Мама, Конкудера Байкальской части нагорья, а также рек байкальского стока, связанных общим водоразделом (Кичера). Подобная корреляция строится на радиоуглеродных датировках, объективирующих хронологическую шкалу развития ледниковых обстановок. Накопленная база данных по радиоуглеродному датированию позволяет синхронизировать этапы развития палеогеографических обстановок в различных районах Байкало-Патомского нагорья и, в первую очередь, мамаканского участка долины Витима и верховьев самого Мамакана. Таким образом, рыхлые отложения, в которых были захоронены культурные остатки Большого Якоря-I, формировались под влиянием таявших ледников в вершине р.Мамакана, определявших периодичность паводков. В разрезах рыхлых отложений Большого Якоря и Мамакана-IV читаются крупные природно-климатические ритмы с периодом около 2000 лет.

Глава 3. Модель палеоэкологической ситуации в Байкало-Патомском нагорье.

Глава посвящена описанию модели палеоэкологической обстановки, в которой разворачивалась деятельность древних обитателей Большого Якоря. На сегодня опорным объектом, исследования которого поднялись до уровня функциональных палеоэкологических и деятельностных интерпретаций в регионе, является многослойная стоянка Большой Якорь-I и Мамаканский геоархеологический субрайон, в целом. Основу палеоэкологической модели составили данные, полученные из этологической оценки фаунистических остатков культурных горизонтов стоянки, как наиболее достоверно и полно характеризующих природную обстановку, используемую древними охотниками-собирателями.

Резкие высотные амплитуды в Байкало-Патомском нагорье, присутствие горно-долинных ледников в относительной близости от стоянки в пределах 40-45 км (Инешин, 2003) диктовали особенности высотной поясности и мозаичности ландшафтов. Исходя из контекста культурных горизонтов Большого Якоря, можно утверждать, что сегменты ландшафтной мозаики были максимально плотными, и переход из одного сегмента в другой, был незначительным по масштабу расстояний. В материалах по фауне из культурных горизонтов мы находим этому подтверждение. Группу обитателей открытых ландшафтов составляют снежный баран, сибирский овцебык, северный олень, лошадь, песец, суслик, сурок и волк. Обитатели лесов, чередующихся с открытыми пространствами – благородный олень, бизон. Третья группа – это виды, приспособленные к обитанию в тайге – лось и соболь. Индикаторами ландшафта непосредственно стоянки выступают грызуны, свидетельствующие о развитии на данном местонахождении открытого остепнённого пространства в криоаридной климатической обстановке. Наличие щуки в культурных отложениях говорит о функционировании в это время водотока, делящегося на протоки, изобилующего островами со старицами с режимом прогреваемых водоёмов.

Эти данные хорошо согласуются с палеоэкологическими реконструкциями, выполненными для сопредельных регионов Якутии (Алексеева 1988) и Прибайкалья. Физико-географическое окружение стоянки представляет собой сочетание трех структурных элементов: долины Витима, долины ручья Большой Якорь и прилегающего горного массива борта долины с резким превышением высот водораздела над урезом реки не менее 400 – 500 м. на отрезке не более 1,5 км. Выделенные типы ландшафтов были распределены среди этих элементов следующим образом: долина Витима представляла собой сочетание степных, лесостепных, пойменно-луговых ландшафтов, а долина ручья Большой Якорь (Якра до 30-х годов ХХ в.) распределена между таежными, лесостепными, лесотундровыми участками ландшафтов. Борта долин Витима и Большого Якоря имели высотный характер членения ландшафтов: горная тундра – субальпийские стации.

Численность костных остатков стоянки прямо пропорциональна общей качественной и количественной характеристике культурных горизонтов. В этом отношении «весенний» 4Б культурный горизонт столь же отличен от «весеннего» 5 горизонта, сколько и от «осенне-зимних» 6, 7 и 8 горизонтов. Основной причиной, предопределившей малочисленность костных и культурных остатков в горизонтах 4-5А и 8-12, является максимально кратковременный характер пребывания человека на стоянке, и связанное с этим, полное отсутствие или ограниченное присутствие осуществляемых видов деятельности в сфере утилизации зооресурсов. Таким образом, помимо фактора сезонности, влиявшего на орудийный набор и морфологию изделий, выделяются ещё два фактора, влиявших на формирование культурных остатков – фактор времени обитания на стоянке и деятельностный фактор. Последний же напрямую зависел от временного фактора. В некоторых моментах фактор времени мог определяться фактором сезонности. Происходит, таким образом, комбинация этих составляющих, которые и определяли состав, структуру культурных остатков и их количество.

Эти выводы подтверждаются следующими наблюдениями: в весенний период миграции северного оленя, как впрочем, и других крупных копытных, осуществляются мелкими группами, самки и самцы часто раздельно, и, следовательно, в долине Витима образуются менее плотные кормовые пятна. Отсюда, как следствие, могло происходить снижение продуктивности охоты человека. К весеннему периоду и более «осёдлые» виды животных также разбиваются на одиночек или мелкие группы, у самок копытных начинается отёл и связанный с этим период осторожности и ухода в удалённые, защищённые и неблагоприятные для охоты районы.

В осеннее-зимний период, напротив, мелкие группы и одиночки сбиваются в стада: самцы вместе с самками и молодняком, и плотность животных на отдельных участках ландшафта на определённые временные интервалы повышается в разы. С этим же сезоном связан и период спаривания у оленьих и, следовательно, снижение осторожности, повышение активности в передвижениях и, как следствие, повышение шансов на добычу у древних охотников. Всё это происходит накануне долгой зимы с её экстремальными обстановками и необходимостью заготовок как можно большего количества запасов мяса. Отсюда и большая продолжительность обитания человека на осеннее-зимних стоянках, большее количество и видовое разнообразие добытых и потреблённых пищевых ресурсов.
Глава 4. Планиграфия и артефакты культурных горизонтов Большого Якоря-I .

В главе приводится оценка планиграфического распространения культурных остатков, а также ряд данных по зооархеологии и палеомагнитологии, на основании которых делается заключение о функциональной и деятельностной специфике каждого из культурных горизонтов. Традиционный для верхнего палеолита и мезолита Байкальской Сибири набор каменных орудий из скребел, скребков, ножей, трансверсальных резцов связан с операциями по первичной утилизации добычи на стоянке: снятием и обработкой шкур, разделкой туш, обработкой кости, пищевым потреблением. Специальные трасологические исследования аппликативных сборок бифасов Большого Якоря-I, проделанные Н.А.Кононенко и автором, показали неоднократное использование последних то в качестве ножей то, как скребел в актах деятельности, прерываемых каждый раз переоформлением рабочего лезвия (Инешин, 1996, Инешин, Тетенькин, 2000). Таким образом, установлено, что нуклеарная фаза в расщеплении являлась последней в производственной цепочке, а снятие микропластин не планировалось изначально. Это свидетельствует о полифункциональной универсальности бифасов, характеризуемой нами как «принцип адаптивной вариабельности», инструментально обеспечивающей ряд сфер деятельности по добыче и потреблению зооресурсов (рис.1).



Предположение о различном орудийном наборе для сезонно разных горизонтов, находит лишь частичное подтверждение. В «весеннем» 5 культурном горизонте присутствуют те же категории орудий, что и в 6 и 7 «осенних» горизонтах. Отличия наблюдаются лишь на уровне количественных характеристик: трансверсальные резцы в 5 горизонте представлены всего одним экземпляром, в отличие от 6 и 7 горизонтов, в которых эта категория орудий занимает значительное место. Ограниченностью орудийного набора отличаются 8, 9, 4В и особенно 4, 4А, 4Б, 5А, 10, 11, 12 горизонты. Ряд категорий изделий, таких как скребки, трансверсальные резцы, в них отсутствуют. С другой стороны, характерно наличие почти во всех этих горизонтах бифасов и клиновидных нуклеусов, обеспечивающих промысловую охотничью деятельность и необходимый минимум потребностей в сферах разделки-переработки добычи. Мы предполагаем наличие отношения обязательной связи между бифасами и произведенными из них клиновидными нуклеусами, с одной стороны, и охотничьей специализацией деятельности, с другой стороны. Данное явление можно сформулировать как «эффект Саллинза», воплощённый в нескольких принципах: компактность, лёгкость, универсальность, простота изготовления (Саллинз,1999). Следует подчеркнуть, что именно специфика деятельностных ситуаций, а не культурно-типологические особенности развития материальной культуры, обусловила комплектность орудийного набора в культурных горизонтах.

Анализ использования кости в изготовлении орудий показывает, что наиболее полно она использовалась на стоянках 5, 6 и 7 культурных горизонтов. Основная часть орудий изготовлена из плотной ткани трубчатых костей и рога. Большая часть костяных орудий является охотничьим и рыболовным инвентарем из промысловой сферы деятельности. Это вкладышевые однопазовые и двухпазовые остроконечные обоймы (наконечники копий) из 5, 6, 7 горизонтов, тупоконечные наконечники (предположительно для пушной охоты) и гарпун из 6 горизонта. К сфере утилизации зооресурсов, «стояночным» видам деятельности мы относим остроконечники-«шилья» из 8 и 6 культурных горизонтов, иглы из 6 и 4Б горизонтов, костяную проколку и скребло из 7 горизонта, долотовидное орудие из 9 культурного горизонта. К орудиям из цикла расщепления камня относятся колотушка из 6 и отжимники из 3 и 6 горизонтов. Значительная серия костей, кроме этого, несет следы искусственной обработки, позволяя нам представить имевшиеся в арсенале древних охотников способы и приёмы обработки кости.

Еще один прием оформления рабочего края орудия – ретуширование – был применен в изготовлении долотовидного костяного орудия из 9 культурного горизонта с поперечным прямым лезвием. Способ его оформления, в сущности, аналогичен оформлению ретушью каменных орудий.

В планиграфическом исследовании культурных горизонтов применением палемагнитного метода было установлено, что первоначально возникали кострища, а их обкладка каменными валунами происходила на заключительной стадии, после чего они не использовались. Таким об, камни обкладки очагов использовались однократно (температура нагрева от 250-4000С). На площади стоянок каждого из горизонтов происходила первичная разделка туш убитых животных, подготовка к транспортировке мясных частей туш на базовые стоянки и утилизация на месте нетранспортируемых частей.

Анализируя в целом каменную и костяную индустрию Большого Якоря I, следует отметить такую особенность, как сочетание функциональной универсальности орудийных форм (в частности, бифасов), их компактности и миниатюризации. Такие формы часто приносились на стоянку извне, но на территории стоянки они выходили из употребления, предельно обслуживая в процессе различные функции. Крупные формы, присутствующие в отдельных культурных горизонтах, изготавливались на месте и там же они и выходили из употребления. Среди отходов расщепления, полученных при изготовлении этих форм, встречены все циклы от первичного (отщепы и сколы с галечной коркой), до вторичного. Мелкие формы, в данном случае, бифасиальные, в большинстве случаев являются «импортными», т.е. изготовленными извне и принесёнными на стоянку. На стоянке они, как правило, заканчивали свой цикл функционирования и редуцировались до нуклеусов, а далее микропластин. Часто такие формы изготавливались из каменного сырья, виды которого не транспортировались рекой и не встречаются в галечниках на берегу Витима. Это, прежде всего, кристаллы горного хрусталя и гиалодацит-андезитодацит. В материалах стоянок фиксируются, как правило, вторичные отщепы, снятые с этих изделий.

Явление подробного рода исследовано и описано М. Саллинзом (1999) как принцип миниатюризации, компактности и универсальности, существующий даже в ущерб функциональности, у охотников-собирателей Австралии и Африки. Материалы Большого Якоря-I предельно чётко иллюстрируют его положения, зафиксированные в живой, рецентной ситуации. Если проанализировать переносимые со стоянки на стоянку, или от месторождения на стоянку артефакты, то можно однозначно подтвердить вывод о миниатюризации и универсальности, который выразился в материалах Большого Якоря микролитизацией и бифасиальностью каменной индустрии.


скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Официальные оппоненты: д и. н., профессор, А. М
277.26kb.
Домрачев Георгий Алексеевич Официальные оппоненты
234.53kb.
Смыкалин Александр Сергеевич Официальные оппоненты
729.34kb.
Ректор Первого Московского государственного медицинского университета, член-корреспондент рамн, профессор Глыбочко П. В. Директор нии урологии мзср рф, профессор Аполихин О. И. 10. 00 13. 45. Пленарное заседание
67kb.
Алгебра и теория чисел
523.09kb.
Партнеры и контакты: Профессор Ф. И. Атауллаханов
15.08kb.
Руководитель научной школы: Гаязов Альфис Суфиянович, доктор педагогических наук, профессор
47.63kb.
Киселев Н. В., доктор педагогических наук, профессор, заместитель директора Учебно-методического центра по профессиональному образованию Департамента образования города Москвы по научно-методической работе
5795.66kb.
Официальные поставки компактного кроссовера Volvo xc60 в Россию начались в ноябре 2008 года
50.64kb.
Xv московская Традиционная Парусная Регата в классе "Снайп","Оптимист", "Кадет","Финн","Bic-open" Клязминское водохранилище 27. 06. 2011 03. 07. 2011 Официальные результаты, класс "Снайп"
41.97kb.
Официальные правила участия в Акции «Почувствуй себя Королевой»
138.37kb.
Доктор биологических наук, профессор Панов Валерий Петрович мсха; доктор сельскохозяйственных наук, профессор Груздев Николай Васильевич зав кафедрой частной зоотехнии рудн
4699.4kb.