vesnat.ru страница 1
скачать файл
Источник (отрывок из книги): История России XIX – начала XX века. Учебник. / Под редакцией В.А. Федорова. – 3-е изд., перераб. – М.: Изд-во Московского Университета; Издательский центр «Академия», 2004. – 864с.
ГЛАВА 3

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА

И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИИ

И ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ



§ 1. Начало Отечественной войны. Бородинское сражение

Отечественная война 1812 г. принадлежит к событиям мировой истории. Столкновение двух крупнейших держав — России и Франции — вовлекло в войну и другие незави­симые европейские государства и привело к созданию новой системы международных отношений.

Генерал Наполеон Бонапарт, получивший признание как крупный военачальник на завершающем этапе Французской ре­волюции, в 1799 г. стал консулом, а в 1804 г. — императо­ром. Новое положение Наполеона и страны, которой он уп­равлял, сказалось на его действиях и взглядах. Продолжавшее­ся завоевание Европы сопровождалось разорением покорен­ных государств (постои войск, вербовка в армию, налоги); постепенно складывалась его программа создания мировой им­перии со столицей в Париже.


Подготовка войны

Ко времени нападения на Россию Наполеон подчинил своей власти Пруссию, Австрию, Италию, Голландию. На пути к мировому владычеству стояли Россия и Англия. Тильзитский мир, ус­ловия которого, по словам М.М. Сперанского, таили "веро­ятность новой войны", к 1810 г. стал нарушаться обеими сторонами.

Наполеон в 1810 г. захватил Ольденбургское герцогство, признанное независимым по статьям Тильзитского договора. Россия, в свою очередь, уклонялась от "выполнения условий по континентальной блокаде, которые Наполеон считал глав­нейшими.

В августе 1810 г. Наполеон повысил пошлины на товары, импортируемые во Францию, что отрицательно сказалось на внешней торговле России. Со своей стороны, Александр I в де-

кабре 1810 г. подписал новый тариф запретительного харак­тера, удовлетворявший интересы дворянства и буржуазии, но невыгодный для Франции, что вызвало негодование Наполео­на. "Сжигать лионские материи, — писал он по поводу ново­го тарифа, — значит отчуждать одну нацию от другой. От­ныне война будет зависеть от малейшего дуновения ветерка"

Наполеон увеличил ассигнования на военные цели, про­вел дополнительную мобилизацию; вассальные страны также были поставщиками людских ресурсов. В общей сложности французская армия достигла 1 200 тыс. человек и была самой крупной армией мира.

Развязывание войны ускорили и русско-французские про­тиворечия в польском вопросе. Стремясь заручиться поддерж­кой польской шляхты, Наполеон расширил границы Польши за счет включения Западной Галиции, взятой в 1809 г. у Ав­стрии; в Польше строились военные склады и магазины: Гер­цогство Варшавское превращалось в плацдарм для нападения на Россию.

Император Франции и его штаб внимательно изучали те­атр будущих военных действий, разрабатывали планы войны, которые отличались большой противоречивостью: от молние­носной до длительной. Но в итоге расчет делался на корот­кую наступательную войну, исход которой решали погранич­ные генеральные сражения. Передвижение воинских контин-гентов к русской границе началось в феврале 1812 г.

В Петербурге знали о подготовке Франции к войне и то­же готовились к ней. Секретная экспедиция ("Особенная кан­целярия"), созданная при Военном ведомстве в 1810 г. (одно­временно с назначением талантливого полководца М.Б. Барк­лая де Толли военным министром), пересылала из Франции в Россию сведения о численности французских войск и их дислокации, планах командования. Со своей стороны, фран­цузские тайные агенты и дипломаты посольства Франции в Петербурге столь же регулярно передавали Наполеону дан­ные о состоянии русской армии и ее военачальниках. В пред­военные годы Военное министерство России разработало про­грамму по вооружению русской армии — здесь особое внима­ние обращалось на артиллерию. Внедрялись новые уставные положения, предусматривавшие тактику колонн и рассыпной строй; усиливалась защита западных границ государства, стро­ились укрепления по рекам — Западной Двине, Березине, Днепру. Но тяжелое финансовое положение страны не позво­лило полностью реализовать этот план. В 1810—1812 гг. в це-

лях перевооружения армии правительство предложило заказы казенным чугунолитейным заводам Петербурга, севера стра­ны, Урала. Однако они не смогли поставить необходимого ко­личества оружия, поэтому часть заказов была размещена по частным заводам.

Большую сложность представляла проблема людских ре­сурсов, так как существовавшая в России система комплекто­вания армии путем набора рекрутов из крепостных крестьян не позволяла иметь достаточное количество обученных ре­зервов. Поэтому уже в ходе войны, 6 (18) июля 1812 г., Алек­сандр I обратился с призывом к населению России "собрать новые силы, которые, нанося ужас врагу, составляли бы вто­рую ограду и подкрепление первой" (регулярной армии). Ини­циативу в организации ополчения он возлагал на дворянство и купечество. Вскоре было создано 200-тысячное народное ополчение, оказавшее немалую помощь регулярной армии. Хотя к началу военных действий русская армия насчитывала около 900 тыс., против наполеоновской армии Россия первоначаль­но смогла выставить только 210 тыс. воинов.

Наряду с военной Франция и Россия придавали большое значение дипломатической подготовке к войне. В феврале и марте 1812 г. Франция заключила союзные договоры с Прус­сией и Австрией, по которым обе страны предоставляли свои территории Наполеону для борьбы с Россией и соответствен­но 20 тыс. солдат — Пруссия и 30 тыс. — Австрия. Однако на­дежды Наполеона на полную изоляцию России не оправдались. Бухарестский русско-турецкий договор, подписанный в мае 1812 г., освободил Дунайскую армию, направленную к запад­ной границе государства. Султан после длительной войны с Россией не принял предложения Наполеона о союзе с Фран­цией, Турция в войне заняла позицию нейтралитета. Не уда­лось Франции склонить на свою сторону и Швецию. 24 марта (5 апреля) 1812 г. был подписан русско-шведский договор о нейтралитете Швеции, что дало возможность России часть войск с северо-западной границы передвинуть на Запад.

6 (18) июля 1812 г. состоялось подписание двух других договоров: русско-английского и англо-шведского. Эти догово­ры положили начало Союзу трех стран, направленному про­тив наполеоновской Франции. Двумя днями позже, 8 (20) июля, был заключен союз с Испанией, по статьям которого обе державы обязывались вести "мужественную войну против им­ператора французского". Договоры России с Турцией, Шве-
82 Глава 3. Отечественная война 1812 года и ее последствия

цией, Англией и Испанией лишили Наполеона важных пре­имуществ в предстоящей войне: они сорвали его планы изоля­ции России.

К июню 1812 г. французские войска были готовы к втор­жению в Россию. У границ стояла хорошо обученная, отмо­билизованная, имевшая большой военный опыт армия, на­считывавшая, по французским данным, в первом эшелоне 448 тыс. человек. Позже в Россию было направлено еще око­ло 200 тыс. — всего, по российским данным, не менее 600 тыс. человек. Ядро ее составляла старая гвардия, одержавшая не­мало блестящих побед. Возглавлял армию легендарный полко­водец, не знавший поражений, человек железной воли, неист­ребимого честолюбия, гибкого, но холодного ума — Наполеон. Однако в этой армии были и свои слабости. Скомплектован­ная по принудительному принципу (французы составляли в ней лишь половину), она была ненадежной при серьезной не­удаче, ее цементировала прежде всего жажда славы и денег.

Русская армия в первые месяцы войны по своей числен­ности значительно уступала армии противника, но имела пе­ред ней большие нравственные преимущества: она защищала Родину. По мужеству и стойкости русская армия не знала се­бе равных. Ее возглавляли талантливые генералы: М.И. Куту­зов, П.И.Багратион, Н.Н.Раевский, Н.А.Тучков, М.И.Пла­тов, М.Б. Барклай де Толли, А.П. Ермолов, П.Х. Витгенштейн, М.А. Милорадович, А.П. Тормасов, Д.С. Дохтуров.

Стратегическое развертывание русских войск было неудач­ным: они занимали пространство в 600 км, в то время как армия Наполеона была сосредоточена на территории в 300 км. 1-я Западная армия под началом Барклая де Толли находи­лась на Петербургском направлении и насчитывала 120 тыс. воинов; 2-я армия во главе с Багратионом — на Московском направлении и составляла около 50 тыс.; 3-я Западная армия генерала А. П. Тормасова, сосредоточенная на Киевском на­правлении, имела около 45 тыс. человек. Все три армии были отделены друг от друга и действовали самостоятельно.

В русской армии не было четкого плана ведения войны. Он готовился с 1810 г. в глубокой тайне с участием царя, Барк­лая де Толли, генерала Фуля. В начале войны армия действова­ла по плану, предложенному генералом Фулем; его суть своди­лась к следующему: создание укрепленного лагеря на границах России возле города Дриссы — здесь русская армия должна была ожидать противника, заманивая его на себя. Разделение

§ I. Начало Отечественной войны. Бородинское сражение 83

русских войск на три группы вытекало из этого плана. Об­щее командование находилось в руках Барклая де Толли как старшего по должности (военного министра).

В соответствии с расположением русской армии Наполе­он выстроил свой стратегический план: всей массой войск вклиниться между 1-й и 2-й русскими армиями, окружить каж­дую поодиночке и разбить в генеральных сражениях как мож­но ближе к западной границе.

Вторжение армии Наполеона в Россию

В ночь на 12 (24) июня 1812 г. французская армия вторглась в пределы РоссииК Рано ут­ром авангард французских войск вошел в г. Ковно. Русские войска отошли, не приняв боя. Французская армия начала быстрое продвижение в глубь страны, стремясь отрезать русские армии друг от друга и раз­бить их поодиночке. "Теперь Багратион и Барклай де Толли не увидятся", — полагал император.

По плану русского командования, прикрывавшая Петер­бург 1-я армия Барклая де Толли, оставив Вильно, направи­лась к Дрисскому лагерю. Но, убедившись в слабости укрепле­ний и невыгодности избранной позиции, командование оста­вило Дриссу, армия направилась через Полоцк к Витебску на соединение со 2-й армией.

2-я армия Багратиона двигалась через Слуцк, Бобруйск, Мстиславль. Между 1-й и 2-й армиями был разрыв в 100 км. Только большой опыт и мастерство позволили Багратиону вый­ти из ловушки, устроенной одним из талантливых марша­лов Наполеона — Даву; 2-я армия, переправившись в районе Нового Быхова через Днепр, пройдя Мстиславль, направилась к Смоленску.

В это время армия Барклая де Толли с боями подошла к Витебску. Но, рассчитав силы, Барклай де Толли решил не да­вать сражения и покинул Витебск, продолжая движение к Смо­ленску.

В Витебске Наполеон задержался на две недели. Здесь он впервые задумался над целесообразностью дальнейшего про­движения в глубь России. В преследовании русских силы фран­цузской армии начали таять. Ослабевала дисциплина, участи-
1 Накануне начала военных действий, 11 (23) июня, посол Франции в Пе­тербурге Ж.А. Лористон уведомил управляющего Министерством иностранных дел России А.Н. Салтыкова о прекращении его миссии. Некоторые историки (Н.А.Троицкий, Б.С. Абалихин) считают это заявление актом объявления вой­ны России.
лись случаи дезертирства; повсюду приходилось оставлять гар­низоны; обозы не поспевали за движением войск. Тыл на­полеоновской армии беспокоили партизаны. Слух о том, что французский император даст крестьянам свободу, не оправ­дался. Наглядным примером тому служило образование На­полеоном на территории Виленской, Гродненской, Минской губерний и Белостокской области Княжества Литовского со столицей в Вильно. В состав его Временного правительства вошла крупная литовская знать, заявившая о сохранении всех ее прежних прав над крепостными крестьянами. Поэтому на­родное сопротивление Наполеону в Литве и Белоруссии было одновременно отпором и иноземному захватчику, и защитни­ку крепостнических порядков.

Таким было положение в России, когда 22 июля (3 августа) 1812 г. армии Барклая де Толли и Багратиона соединились у Смоленска. Это был крупный успех русской армии и неуда­ча Наполеона, стремившегося к разгрому 1-й и 2-й армий по­одиночке и пограничному генеральному сражению. Ближайшая задача русского командования была решена — преодолены ошибки стратегического развертывания русской армии.

В момент соединения обе русские армии насчитывали около 120 тыс. человек. Наполеоновские войска все еще пре­восходили русских по численности (около 200 тыс.). Часть ге­нералов во главе с Багратионом предлагала перейти в на­ступление на Рудню как центр расположения неприятельских сил. Но осторожный Барклай де Толли, узнав о подтягивании сил наполеоновской армии, не согласился с этим мнением. Приняв решение о продолжении отступления в глубь стра­ны, он тем не менее не отказался от битвы за Смоленск. Пока шли споры между русскими генералами, Наполеон пе­ребросил основные силы французских войск через Днепр и с юга подошел к Смоленску. Их авангард обрушился на нахо­дившийся в г. Красном отряд генерал-майора Д.П. Неверов­ского. Героическое сопротивление его полков (по мнению со­временников, Неверовский отступал "как лев") не позволи­ло французам немедленно овладеть городом и дало возмож­ность русскому командованию подтянуть в Смоленск корпус Н.Н. Раевского (затем его сменил корпус Д.С. Дохтурова). От­бив ожесточенные атаки штурмовавших колонн противника, русские войска в ночь на 6 (18) августа покинули горящий город и продолжали отступление. "Кампания 1812 г. конче­на", — сказал Наполеон, войдя в Смоленск. Здесь он попытал-

ся договориться через пленного генерала Н.А. Тучкова с Алек­сандром I о мире. Но предложение Наполеона было оставле­но без ответа.

Война приняла затяжной характер. Французы на своем пути сжигали деревни и города. Это вызывало ожесточение у местного населения. При приближении неприятеля они ухо­дили в леса, ничего не оставляя врагу. Ширилось партизан­ское движение. "Война теперь не обыкновенная, а националь­ная", — писал Багратион. В этих условиях дальнейшее от­ступление русской армии вызывало недовольство в армии и в тылу, хотя тактика отступления была единственно правильной при сохранявшемся неравенстве сил.

Барклай де Толли, человек большого военно-администра­тивного опыта, не сомневался в разумности своего плана, однако после сражения за Смоленск чувствовал отчужденность не только генералитета, но и общества. Падал его авторитет и у Александра I. Национально-освободительный характер вой­ны требовал назначения Главнокомандующим человека, ко­торый пользовался бы всеобщим доверием и авторитетом на­ции. Армия и народ называли одно имя — М.И. Кутузова, возглавлявшего в начале войны войска Петербургского округа и петербургское ополчение. Император не любил Кутузова, ему неприятна была его популярность. Однако выдвижение Куту­зова на специальном заседании Чрезвычайного комитета в ка­честве Главнокомандующего заставило Александра I согласить­ся с этим решением. 8 (20) августа 1812 г. был подписан приказ о назначении М.И. Кутузова Главнокомандующим. Спод­вижнику П.А. Румянцева и А.В. Суворова было 67 лет. За его спиной был полувековой опыт службы Отечеству. Хрестома­тийными стали слова Суворова, сказанные о Кутузове при взя­тии Измаила (1790 г.): "Он шел у меня на левом крыле, но был моей правой рукой". Кутузов был не только крупным вое­начальником, но и дипломатом, широко образованным че­ловеком: владел шестью языками, хорошо знал всемирную ис­торию и литературу.

Кутузов принял командование в исключительно тяжелых условиях: большая территория была захвачена неприятелем; противник еще превосходил силы русских; между руководи­телями двух русских армий не было единства действий. В за­дачу Кутузова входило не только остановить дальнейшее про­движение французской армии, но и изгнать ее из России.

17 (29) августа 1812 г. Кутузов прибыл в Ставку русской армии, которая располагалась в местечке Царево-Займище.

Здесь Барклаем де Толли была избрана позиция для генераль­ного сражения. Однако Кутузов, не имея точных данных о ко­личественном составе армии, возможных резервах, численности ополчения, отдал приказ о дальнейшем отступлении.


Бородинское сражение
В 120 км от Москвы, у села Бородино вбли­зи Можайска Кутузов решил дать генераль­ное сражение французской армии. Бородин­ская позиция позволяла на сравнительно узком фронте пере­резать две основные дороги на Москву — Новую Смоленскую и Старую Смоленскую. Обе они соединялись у Можайска. Слегка холмистое Бородинское поле прорезали небольшие ов­раги и ручьи; с фронта его прикрывала речка Колоча. На гос­подствующих курганах можно было создать опорные пункты, установить артиллерию. Пересеченный характер местности по­зволял скрывать от противника часть войск, он же затруднял Наполеону осуществление широкого маневра. Правый фланг позиции был почти неприступен; центр также был удобен для обороны, но левый фланг был более открыт. Кутузов оце­нивал выбранную позицию как "одну из наилучших, кото­рую только на плоских местах найти можно". Готовясь к сражению, он рассчитывал и на подход свежих пополнений, обещанных Военным министерством и губернатором Москвы Ф.В. Ростопчиным. Ближайшая задача Кутузова сводилась к тому, чтобы приостановить дальнейшее продвижение против­ника, а затем, объединив усилия всех армий, включая Ду­найскую и 3-ю Западную, развернуть активное наступление. Этот план Кутузова вытекал из военно-стратегической обста­новки, которая была ему представлена в документах Военно­го министерства и письмах Ростопчина. Но действительное по­ложение, как выяснилось накануне Бородинской битвы, было иным. В Бородино прибыли не 100 тыс., а около 28 тыс. опол­ченцев и 15 тыс. из резерва. Кутузову пришлось рассчитывать лишь на имевшиеся силы.

Русские войска были размещены следующим образом: на правом фланге, вдоль берега р. Колоча, стояли войска 1-й ар­мии под командованием Барклая де Толли (около 70% всех сил) — они прикрывали дорогу на Москву. Левый фланг и центр находились на открытой местности. Поэтому для ук­репления этой позиции юго-западнее деревни Семеновской со­оружались земляные стреловидные укрепления (Семеновские флеши) — здесь расположилась 2-я армия Багратиона. В цент­ре позиции был построен люнет, получивший название Кур­ганной высоты или батареи Раевского, которую в ходе боев

Наполеон назвал "редутом смерти". Впереди всей позиции, с левого фланга, строился пятиугольный Шевардинский ре­дут, который выполнял роль передового укрепления. Большое значение М.И. Кутузов придавал резервам: в тылу позиции находились сильные пехотные, кавалерийский и артиллерий­ский резервы.

Наполеон привел к Бородину 130—135 тыс. человек при 587 орудиях; у русских было примерно 150 тыс. воинов (из них 9,5 тыс. казаков и 31 тыс. ополченцев) и 640 орудий. Таким образом, у Бородина силы противников были почти равные. Утром 24 августа (5 сентября) французская армия подошла к Шевардинскому редуту. Русским важно было здесь задержать неприятеля на несколько часов. Шевардинский редут мешал перегруппировке французских сил и переброске их войск с Новой Смоленской дороги, где находилась 1-я армия, для об­хода левого фланга, занимаемого войсками Багратиона. Менее 20 тыс. солдат задержали на редуте 35-тысячный авангард На­полеона. Только угроза обходного маневра заставила русских ночью оставить Шевардинский редут.



Бородинское сражение, продолжавшееся около 12 часов, на­чалось ранним утром 26 августа (7 сентября). Главный удар Наполеон решил нанести по левому флангу — против 2-й ар­мии Багратиона. Корпуса маршалов Л.Н. Даву, М. Нея, И. Мюрата и генерала А. Жюно несколько раз атаковали Семенов­ские флеши. Для отвлечения сил и внимания противника французы начали сражение перестрелкой на правом фланге у села Бородина против полка гвардейских егерей. Небольшой отряд с боями оставил Бородино и отошел за р. Колоча.

Первая атака неприятеля на Багратионовы (Семеновские) флеши была отбита. Во второй атаке французам удалось ов­ладеть частью укреплений, но вскоре флеши были отбиты у врага. Обе стороны несли большие потери. Наполеон перебро­сил на левый фланг новые силы. На этом участке действова­ла почти вся его артиллерия. В ходе последующих атак Семе­новские флеши были захвачены неприятелем, но русским во второй раз удалось отбить эти укрепления. Чтобы оттянуть часть неприятельских сил от войск Багратиона, Кутузов при­казал казакам генерала М.И. Платова и кавалерийскому корпу­су генерала Ф.П. Уварова совершить рейд на левый фланг и в тыл французов. К флешам была направлена и часть резервов Главнокомандующего. Багратион вновь перешел в наступле­ние. Маршал Ней требовал новых подкреплений. Получив све-

жие войска, французы предприняли атаку по всему фронту и на некоторое время овладели батареей Н.Н. Раевского. Но генерал А.П. Ермолов повел войска в контратаку. Вскоре про­тивник был выбит с батареи. Наполеон бросил в бой новые силы. В результате еще одной атаки французы овладели фле­шами. Багратион, собрав остатки сил, пошел в контратаку. В этом бою осколком ядра он получил смертельное ранение. Людские резервы на левом фланге были на исходе, что за­ставило генерала П.П. Коновницына, принявшего командова­ние после ранения Багратиона, отвести войска за Семенов­ский овраг.

Захват флешей открывал путь к батарее Раевского. (Су­ществует мнение, что атаки на Курганную высоту — батарею Раевского — велись одновременно с боями за Багратионовы флеши.) Сосредоточив против батареи более 35 тыс. воинов и около 200 орудий, Наполеон приготовился к общей атаке. Но нападение кавалерийских полков Ф.П. Уварова и казаков М.И. Платова на левый фланг и тыл французов отвлекло вни­мание Наполеона и на 2 часа задержало начатую было им атаку батареи Раевского. Только к 4 часам дня французская пехота при поддержке артиллерии и кавалерии овладела ба­тареей. Русские войска отступили примерно на 1 км, но про­рвать оборону русских войск французским частям не уда­лось. Они прекратили сражение и были отведены на исход­ные позиции. Наполеон не сумел разгромить русскую армию. Кутузову не удалось защитить Москву. Но здесь, на Бородин­ском поле, наполеоновская армия, по справедливому суждению Л.Н. Толстого, получила "смертельную рану".

Потери с обеих сторон были колоссальны: французы по­теряли при Бородине примерно 35 тыс. человек, русские — 45 тыс. Наполеоновские генералы требовали новых подкреп­лений, но резервы были полностью использованы, а вводить в строй старую гвардию император не стал. В Бородинском сражении были разбиты лучшие силы противника, благодаря чему был подготовлен переход инициативы в руки русской армии.

Бородинское сражение стало началом конца величия На­полеона и его армии. Дело не только в том, что потери фран­цузов составляли более трети всего состава армии. Уцелев­шие после Бородина части были иными по сравнению с той армией, что подошла к месту сражения. Пошатнулась уверен­ность в непобедимости Наполеона, усилилось недовольство длительностью похода и бесконечными войнами.

Все это позволяет оценивать Бородинскую битву, несмот­ря на продолжавшийся отход русской армии, как нравствен­ную и политическую победу России. Так она и воспринималась современниками. В.Г. Белинский считал Бородино "самым тор­жественным, самым трагическим актом великой драмы XII го­да". Когда прибывшего в Москву раненого А.П. Ермолова спро­сили, что произошло у Бородина, он ответил: "Французская армия расшиблась о русскую армию".

В сознании Наполеона эта битва осталась самым сильным воспоминанием всей его жизни. В мемуарах, написанных на острове Св. Елены, он подчеркивал: "Московская битва — мое самое великое сражение: это схватка гигантов"; а ранее им были сказаны другие слова, хорошо известные со школьных лет: "Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойны­ми одержать победу, а русские стяжали право быть непобеди­мыми".

Благодарные потомки соорудили 49 памятников русским воинским частям, участвовавшим в сражении на Бородинском поле.

В 1912 г., в столетнюю годовщину Бородинской битвы, французы с разрешения русского правительства поставили на Бородинском поле гранитный памятник, начертав на нем: "По­гибшим Великой армии".



Оставление Москвы

Бородинская битва, как уже отмечалось, не преградила Наполеону путь к Москве. Без свежих подкреплений Кутузов не решался дать новое сражение. Взвесив данные о потерях и возможности пополнения резервами, боеприпасами и продовольствием, Глав­нокомандующий решил отойти к Москве. 1 (13) сентября в де­ревне Фили (близ Москвы) на состоявшемся военном совете Кутузов приказал оставить Москву. Население вместе с армией спешно покидало город.

2(14) сентября 1812 г. Наполеон подошел к Москве и ос­тановился на Поклонной горе. Он долго ждал этого дня, бу­дучи уверенным, что захват Москвы сделает бессмысленным дальнейшее сопротивление России. Более двух часов прождал Наполеон московскую депутацию с ключами от города. Вско­ре ему доложили, что город пуст. Наполеон не захотел въез­жать в этот день в Москву и переночевал у Дорогомиловской заставы "Нет, не пошла Москва моя к нему с повинной го­ловою", — так оценил это событие А.С. Пушкин.

Овладение Москвой не принесло императору Франции ми­ра, а его войскам изобилия и отдыха. При подходе к Кремлю по неприятелю был открыт огонь. 2 (14) сентября в различ­ных частях города (на Красной площади, Арбате, в Замоскво­речье) начались пожары, сгорели Гостиный двор, Московский университет, Кудринский вдовий дом с 700 ранеными русски­ми солдатами. Вопрос о причине московских пожаров вызы­вает различные суждения современников и историков. Фран­цузы обвиняли в поджогах русских и по приказу Наполеона расстреливали мнимых поджигателей. Другие очевидцы ви­новниками пожара считали армию противника. Столь же про­тиворечивы и суждения историков. Одни полагали, что жите­ли Москвы из патриотических побуждений поджигали дома, чтобы ничего не осталось врагу; другие считали виновниками пожаров французских мародеров, уничтожавших следы своих преступлений. Возможно, что в начале сентября, когда Напо­леон еще надеялся удержаться в Москве, французское коман­дование не давало распоряжений о поджогах города. Но при падении дисциплины, грабежах, которые начались с первых дней вступления в столицу, пожары в преимущественно де­ревянной Москве были почти неизбежны. Остановить маро­дерство не мог ни Наполеон, ни назначенные им генерал-губернатор и комендант. "Все части войска, — как писали сами французы, — были призваны к участию в нем (грабе­же. — Н.К.) последовательно, как будто дело шло об исполне­нии служебной обязанности".

Московский пожар и мародерство вскоре истребили те за­пасы продовольствия, которые находились в городе. Росло со­противление русской армии неприятелю, ширилось партизан­ское движение. Из Москвы Наполеон трижды предлагал Алек­сандру I начать переговоры о мире. Царский двор и близ­кие к Александру I чиновники (А.А. Аракчеев, Н.П. Румянцев, А.Д. Балашов) советовали подписать мир. Но царь был непре­клонен: все письма Наполеона оставались без ответа. В такой обстановке дальнейшее пребывание в Москве для французской армии становилось опасным.



7 (19) октября, после 36 дней бесплодных усилий добиться мира с Россией, Наполеон отдал приказ об отступлении из
Москвы. Уходя, он распорядился взорвать Кремль. В результа­те взрыва сгорели Грановитая палата и другие постройки.
Только смелость героев, перерезавших зажженные фитили, и
начавшийся дождь спасли от полного уничтожения древний памятник русской культуры.

§ 2. Последний этап войны

Тарутинский марш-маневр

Со времени оставления неприятелем Москвы начинается новый этап войны: наступление русской армии, изгнание противника с тер­ритории России. Оставляя Москву, Кутузов решил оторваться от французской армии и дезориентировать ее. С этой целью армия Главнокомандующего сначала двигалась по Рязанской дороге, а затем, дойдя до Боровского моста, перешла на пра­вый берег Москвы-реки и повернула на запад, к Подольску, оставив арьергард войск на Рязанском направлении. Далее Ку­тузов пошел по Калужской дороге, через Красную Пахру, в Тарутино, в 80 км от Москвы. Тарутинский маневр — пере­вод армии с Рязанской на Калужскую дорогу — позволил Ку­тузову избежать преследования наполеоновской армии и вы­играть время для подготовки к наступательным боям. Кроме того, этот замысел позволил преградить французам дорогу на юг, на Украину и к Тульским оружейным заводам. Помимо решения этих задач, план Кутузова обеспечил связь его армии с 3-й армией Тормасова и Дунайской армией адмирала Чи­чагова.

После Бородинского сражения и оставления Москвы 1-я и 2-я армии были соединены в одну, получившую название Главной; 3-я и Дунайская армии также объединились под об­щим командованием адмирала П.В.Чичагова. Генерал А.П. Тор-масов был переведен в главную квартиру Кутузова.

В Тарутинский лагерь подходили свежие подкрепления, подвозилось оружие и продовольствие, налаживалась связь с партизанами и ополченцами. Важное значение на этом этапе Кутузов уделял организации ополчения. В округе Москвы было сосредоточено около 100 тыс. ополченцев. Пребывание в Та­рутине позволило добиться материального и численного пре­восходства над противником. В это время регулярная русская армия, вместе с ополченцами, насчитывала до 220 тыс. чело­век, артиллерия и конница были значительно сильнее фран­цузской: у русских к этому времени было до 600 орудий, у Наполеона — около 350. Между всеми тремя армиями Куту­зов установил непосредственную связь, а командующие пыта­лись донести до сознания каждого солдата цели предстоящих боев. По плану Главнокомандующего предполагалось окруже­ние французской армии восточнее Днепра (до подхода к На­полеону резервов). Александр I считал целесообразным решить эту задачу на Березине.

6(18) октября 1812 г. корпус Мюрата, направленный На­полеоном к р. Чернишна для наблюдения за русской армией, был атакован Кутузовым. В результате боев французы потеря­ли около 5 тыс. человек и были вынуждены отступить. Это была первая победа начавшегося наступления русской армии.

Оставив Москву, французы начали движение на юг по Ка­лужской дороге. Они еще рассчитывали разбить русскую ар­мию и пополнить запас продовольствия в незатронутых вой­ной губерниях. Русское командование, получив сведения от партизана А.Н. Сеславина об отступлении противника по Ка­лужской дороге, направило к Малоярославцу значительные во­инские силы. 12 (24) октября там произошло упорное сраже­ние, в котором участвовал А.П. Ермолов. Его исход решал вопрос о дальнейшем пути следования французской армии. Го­род несколько раз переходил из рук в руки и был оставлен русскими лишь после того, как они заняли более выгодную позицию, позволившую преградить противнику путь на Калу­гу. Бой у Малоярославца еще раз убедил Наполеона в боеспо­собности русской армии. Утром 14 (26) октября Наполеон объя­вил приказ двигаться по Старой Смоленской дороге на Мо­жайск. С этого времени инициатива в войне окончательно пе­решла к русской армии.


Партизанское движение

На последнем этапе войны особую масштаб­ность приобрело партизанское движение. Мел­кие крестьянские отряды, возникавшие сти­хийно с первых дней вторжения неприятеля, по мере про­движения французов в глубь страны расширялись. Наряду с крестьянскими отрядами командование создавало казачьи от­ряды, боровшиеся в тылу врага. Генералитет оказывал ак­тивную помощь партизанам людьми, снаряжением, продоволь­ствием. Кутузов придавал большое значение "малой" (парти­занской) войне и взаимодействию партизан с регулярной ар­мией. Для руководства партизанскими отрядами он направлял опытных кадровых офицеров. Так, один из первых партизан­ских отрядов возглавил подполковник Ахтырского гусарского полка Денис Давыдов. Поэт, талантливый офицер, получив­ший в 1807 г. золотую саблю с надписью "за храбрость", по­клонник личности и тактики Багратиона, он был любим­цем солдат. Давыдов действовал в Смоленской и Калужской губерниях. Его отряды (общей численностью до 300 чело­век) захватывали пленных, обозы с продовольствием и оружи­ем. За кампанию 1812 г. Д. Давыдов был награжден орденом Св. Георгия 4-го класса и произведен в полковники. Во гла-

ве гусарской бригады в чине генерал-майора он вступил в Париж.

Другой руководитель партизан А.Н. Сеславин первоначаль­но действовал в районе Москвы. Он доставлял командованию ценные сведения о состоянии французских войск при их от­ступлении, разрушал мосты и плотины, вместе с другими пар­тизанами уничтожал мародеров, грабивших русские деревни. Сеславин действовал вдумчиво и спокойно, без горячности, свойственной Давыдову. Сами крестьяне также создавали пар­тизанские отряды. Известность получили партизаны, действо­вавшие под руководством Г.М. Курина, Е.В.Четвертакова, гене­ралов И.С.Дорохова, А.П. Ожаровского, И.М. Вадбольского, старостихи крестьянки Василисы Кожиной. Нередко проис­ходило объединение партизанских отрядов. Так, отряды Давы­дова, Сеславина, Фигнера, Орлова-Денисова окружили в селе Ляхово двухтысячную колонну французов во главе с генера­лом Ожеро и взяли противника в плен. Операцией под Ляхо-вом руководил старший по званию генерал-майор, генерал-адъютант В.В. Орлов-Денисов. Партизанское движение свиде­тельствовало о народном характере войны, оно ускорило из­гнание неприятеля из России. "Армия Наполеона во время своей остановки в Москве и под Москвою потеряла благода­ря партизанам столько людей, сколько могло стоить генераль­ное сражение", — справедливо замечал один из авторов мно­готомного издания "Отечественная война 1812 г. и русское общество" (М., 1911).


Отступление французской армии

После отступления из Москвы французская армия потеряла маневренность и дисципли­ну. Громадное количество разнообразных по­возок и экипажей с награбленным добром и провиантом, следовавших за армией, затрудняло ее движение. Тем не менее это была еще боеспособная армия, и русским войскам предстояли упорные бои с нею.

Наполеон через Можайск, Бородино направлялся к Смо­ленску — там он надеялся получить продовольствие и фураж. Но надежды его не оправдались: запасов оказалось мало, ухо­дившее из деревень население ничего не оставляло врагу. За­державшись на два дня в Смоленске, Наполеон был вынужден покинуть город. Французская армия несла большие потери от регулярной армии и партизан; солдаты были деморализова­ны. Наперерез неприятелю с севера двигался корпус П.Х. Вит­генштейна, ранее прикрывавший путь к Петербургу, а с юга — Дунайская армия П.В.Чичагова. Силы французской армии убы-

вали, усиливались болезни. "Наше отступление, начавшееся

маскарадом, — писал французский офицер Е. Лабом, — кончи-

лось похоронным шествием".

В середине ноября главные силы Кутузова нанесли пора­жение противнику в трехдневных боях под г. Красным. Рус­ским удалось отрезать арьергардный корпус Нея (3 тыс.) от основной армии и уничтожить большую его часть. Лишь у Орши уцелевшие в боях солдаты (около 800 человек) соедини­лись с Наполеоном. Из Орши император направился к Борисо­ву, где рассчитывал переправиться через р. Березина. По рус­скому плану, трем армиям — Чичагова с юга, Витгенштейна с севера и Главной армии — предстояло окружить неприятеля и отрезать ему путь на Запад. Чичагов взял Борисов, Вит­генштейн — Полоцк, Кутузов гнал противника к Борисову. Угроза окружения заставила Наполеона прибегнуть к хитро­сти: ложной демонстрацией переправы южнее Борисова, где на­ходилась армия Чичагова, он отвлек силы русских. Действи­тельная переправа была им произведена с 14 (26) по 16 (28) но-

ября у деревни Студянка. За это время успели перейти Бере­зину 20—30 тыс. человек, более 20 тыс. погибли при переправе или попали в плен.

После Березины отступление Наполеона превратилось в

беспорядочное бегство. Его Великая армия практически пере­стала существовать. От нее осталось немногим более 30 тыс.

человек.


В конце ноября император из местечка Сморгони напра­вился во Францию. 6 (18) декабря он был в Париже. 25 декаб­ря, в день Рождества Христова, был издан Манифест об изгна-

нии французов из России.

Значение Отече­ственной войны

Современники и потомки войну 1812 г. по праву оценили как Отечественную. Перед ли­цом смертельной опасности объединились все слои общества. Крестьяне, дворяне, горожане под командова­нием опытных и авторитетных полководцев — М.И. Кутузо­ва, М.Б. Барклая де Толли, А.П. Ермолова, Н.Н. Раевского, П.И. Багратиона, М.А. Милорадовича, Д.С. Дохтурова, П.П. Ко-новницына и многих других военачальников — отстаивали на­циональную независимость и государственную самостоятель­ность. "Дубина народной войны поднялась со всей своей гроз­ной и величественной силой и поднималась, опускалась и гвоз­дила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие", — писал Л.Н. Толстой, подчеркивая народный характер войны

1812 г. Борьба с наполеоновским нашествием вызвала справед­ливую гордость у народа, дала толчок развитию всех областей русской культуры.

"Невелик промежуток между 1810 и 1820 годами, — пи­сал А.И. Герцен. — Но между ними находится 1812 год. Нра­вы те же; помещики, возвратившиеся из своих деревень в сож­женную столицу, те же. Но что-то изменилось. Пронеслась мысль, и то, чего она коснулась своим дыханием, стало уже не тем, чем было". Подчеркивая масштабность событий, Герцен считал, что подлинная история России начинается с 1812 г.: до этого времени была лишь ее предыстория.

Высоко оценивали значение Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода будущие декабристы, считая себя деть­ми 1812 года. "Наполеон вторгся в Россию, — замечал А. Бес­тужев, — и тогда-то народ русский впервые ощутил свою си­лу, тогда-то пробудилось во всех сердцах чувство независимо­сти сперва патриотической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России".

Война 1812 г. имела большое международное значение, по­ложив начало освобождению народов в Центральной и Западной Европе.

Дорогой ценой заплатил русский народ за освобождение Родины. В результате нашествия были разорены крестьянские и помещичьи хозяйства; в тяжелом финансовом положении ока­залось государство: расходы на войну составили более 200 млн рублей, общая сумма материальных потерь — более 1 млрд рублей. В ходе боевых действий русские войска потеряли около ': 300 тыс. человек.



§ 3. Русская армия в Западной Европе (1813-1814)

Изгнание французской армии из России не снимало с на­родов Европы угрозы нового нашествия. Борьбу следовало продолжать до окончательного разгрома врага. Наполеон, вос­пользовавшись передышкой, уже собирал свежие силы и на­меревался возобновить войну. Это понимали правительство и армия. Если царизм и правительства других европейских стран решали собственные задачи, связанные с новым переустрой­ством Европы, то русская армия действовала бескорыстно. "Дело шло сперва о собственном спасении, а потом о спасе­нии всей Европы, следовательно, всего мира", — писал ВТ. Бе-

линский, подчеркивая справедливый характер борьбы народов в 1812-1814 гг.

1 (13) января 1813 г. русская армия перешла р. Неман и вступила в Герцогство Варшавское. Началась кампания 1813 г. 15 (27) февраля 1813 г. в г. Калише между Россией и Прус­сией был подписан договор о мире, дружбе, наступательном и оборонительном союзе, согласно которому обе стороны обя­зывались взаимно оказывать друг другу помощь в борьбе с Наполеоном. Обе державы согласились употребить все сред­ства для привлечения к союзу Австрии. Калишский договор имел важное политическое и военное значение. Он усиливал мошь антинаполеоновской коалиции, содействовал изоляции Франции.

Руководимая М.И. Кутузовым русская армия продвигалась в западном направлении, освобождая польские и прусские го­рода. Спустя одиннадцать дней после подписания Калишского договора русские войска вступили в Берлин. В единении уси­лий русского и немецкого народов русское командование виде­ло важное средство в достижении главной цели войны — по­кончить с Наполеоном. М.И. Кутузов неоднократно обращал­ся с воззваниями к населению Германии, объясняя необходи­мость активно включиться в борьбу с Наполеоном.

Еще до перехода русской армией границ России, 18 (30) де­кабря 1812 г. прусский генерал Йорк, воевавший в составе французской армии, подписал с русским командованием в Тау-рогене конвенцию о нейтралитете прусских войск, что сви­детельствовало о разложении армии противника. Вступление русских войск в Восточную Пруссию расширило масштабы на­ционально-освободительного движения, которое охватило не только Пруссию, но и всю Германию.

Изменение обстановки в Пруссии, а также успехи рус­ской армии настороженно воспринимались прусским прави­тельством. Король Фридрих Вильгельм III пытался сдержать активные действия прусских войск и помешать их соединению с русской армией, что противоречило условиям Калишского до­говора и тактике М.И. Кутузова, направленной на объедине­ние сил, укрепление армий резервами. Но русскому Главно­командующему не удалось завершить начатое дело. В апреле 1813 г., сильно простудившись, он умер в небольшом городе Силезии Бунцлау. Позже здесь был поставлен обелиск в его память. Возглавил русско-прусскую армию генерал П.Х. Вит­генштейн, а после его неудачных действий Главнокомандующим был назначен Барклай де Тол ли.

Борьба с Наполеоном была далека от завершения. Вопрос о союзниках России еще не был решен. Вместе с Россией выступала пока лишь Пруссия. Австрия продолжала вести двойную игру и выжидала, на чью сторону склонятся весы. Она опасалась и господства Наполеона, и усиления России, хотя присоединение Пруссии к антинаполеоновской коалиции подействовало на нее отрезвляюще.

Наполеону тем временем удалось сформировать новую ар­мию. После ряда мобилизаций он собрал почти такую же ар­мию, какую имела Россия и Пруссия вместе, — 200 тыс. сол­дат. 20 апреля (4 мая) 1813 г. он нанес поражение союзникам при Люцене и Бауцене, где те потеряли 20 тыс. воинов и от­ступили, оставив левый берег Эльбы. Французские войска за­няли Дрезден и Бреславль. Эти успехи Наполеона заставили со­юзников предложить императору Франции перемирие, необхо­димое обеим сторонам. Оно было подписано в Плесвице 23 мая (4 июня) 1813 г. при посредничестве Австрии.

Перемирие позволило России и Пруссии возобновить пере­говоры с Англией о субсидиях, а с Австрией — о совместных действиях против Наполеона, помогло укрепить прусскую ар­мию резервами. Наполеон за время перемирия рассчитывал подтянуть свежие силы и подготовиться к новому наступле­нию. Обсуждение конкретных условий мира по предложению австрийского канцлера Меттерниха было перенесено в Прагу. Но ни одна из сторон не желала прекращения войны. Посы­лая графа Нарбонна в Прагу, Наполеон советовал ему тянуть время и не принимать предложений противника. Участники коалиции, со своей стороны, настаивали на ликвидации Гер­цогства Варшавского, на возвращении Австрии ее владений в Италии, на отказе Франции от германских земель, захвачен­ных ею в ходе войн. Эти условия были отвергнуты Наполео­ном. Переговоры были прекращены.

Решимость Наполеона продолжать войну, продвижение со­юзных армий до Эльбы, создававших угрозу вторжения на тер­риторию Австрии в случае ее выступления на стороне Фран­ции, положили конец колебаниям Габсбургов. 28 августа (9 сен­тября) 1813 г. Австрия вошла в состав антинаполеоновской коалиции, подписав с Россией Теплицкий договор о дружбе и оборонительном союзе. Оба государства обязывались согла­сованно действовать в Европе; в случае угрозы одному из них — оказывать помощь корпусом в 60 тыс. человек; они не должны были заключать мир или перемирие без взаимного со­глашения.



4 История России XIX - начала XX века

С конца лета 1813 г. положение изменилось в пользу союзников. На сторону коалиции перешли государства Рейн-! ского союза и Швеция. Армия союзников теперь насчитывала около 500 тыс. человек (против 400 тыс. противника).

Международное и внутреннее положение Франции стано­вилось все более напряженным. В стране росло недовольство политикой Наполеона, падал его престиж в армии. Императо­ра оставили некоторые из его приближенных: перешел на рус­скую службу генерал Жомини; чуть позже Наполеона оставил его шурин — Мюрат.

В такой обстановке 4—7 (16—19) октября 1813 г. у г. Лейп­цига произошло сражение, вошедшее в историю как "битва народов". На стороне союзников сражались русские, прусские, австрийские и шведские войска; на стороне Наполеона вы­ступали французы, поляки, бельгийцы, голландцы, саксонцы, баварцы, вюртемберщы, итальянцы. Всего в сражении с обе­их сторон участвовали более 500 тыс. человек. Три дня про­должалась эта битва, начавшаяся успешно для французов, но закончившаяся тяжелым поражением наполеоновской армии. В ходе боев изменила Наполеону Саксонская армия, перейдя на сторону коалиции. Главную роль в Лейпцигской битве сыг­рали русские и прусские войска. Они первыми вошли в Лей­пциг, обратив в бегство противника.

Лейпцигская битва была кульминацией кампании 1813 г. В этом сражении Наполеон потерял более трети своей армии (не менее 65 тыс., союзники — около 55 тыс. человек); резервы Франции были истощены: мобилизованы все призывные возра­сты. Французская армия с боями отступила к Рейну. В нояб­ре 1813 г. Наполеон был в Париже и снова готовил силы для новых боев. Лейпцигское поражение не заставило императора Франции прекратить борьбу и обратиться к европейским дер­жавам с мирным предложением. Потребовалась новая война уже на территории Франции, куда вступили союзники в янва­ре 1814 г.

Освобождение Германии и дальнейшее отступление напо­леоновских войск усилили противоречия в лагере союзников. Австрийское правительство, желая сохранить Францию как противовес России, настаивало на переговорах с Наполеоном, угрожая в противном случае выйти из коалиции. В ноябре 1813 г. по настоянию канцлера Меттерниха Наполеону было предложено возобновить переговоры. Но он медлил с ответом. Лишь в феврале 1814 г. они начались в г. Шатийон.

Вопреки намерениям Австрии, стремившейся к прекраще­нию войны, Россия и Англия стояли за продолжение войны и одновременное ведение мирных переговоров. Они предло­жили Франции согласиться на границы 1792 г. Вопрос о пра­вящей династии предлагалось решить самой Франции. Но На­полеон требовал сохранения за Францией "естественных гра­ниц" (т.е. границ по Рейну, Пиренеям и Альпам). Союзни­ки не приняли этих условий, и переговоры были прерваны. К 1814 г. позиции Наполеона в Центральной Европе были утрачены: Саксония, Бавария, Вюртемберг перешли на сторо­ну союзников; рухнуло Вестфальское королевство. Министр иностранных дел Франции Талейран еще в Эрфурте вступил в тайные переговоры с Александром I. Тем не менее армия Наполеона была еще способна нанести удары противнику.

17 февраля (1 марта) 1814 г. между Россией, Австрией, Пруссией и Англией был подписан так называемый Четверной трактат в Шомоне, содержавший предварительные условия мира. Наиболее спорные вопросы (польский, саксонский) в Шомоне не обсуждались, чтобы не усиливать и без того глубо­кие расхождения в лагере союзников. Державы договорились предоставить Франции территорию в границах 1792 г. и тем самым восстановить европейское равновесие. Условия этого до­говора во многом подготовили решения Венского конгресса.

Беспрерывные войны, которые вел Наполеон, вызывали не­довольство не только в завоеванных государствах, но и в соб­ственной стране. Это, в частности, проявилось при появле­нии союзных войск на территории Франции. Жители Парижа и даже наполеоновская гвардия без особого упорства защища­ли город. Самого императора в столице не было. Узнав о сда­че Парижа, Наполеон попытался собрать войска и отбить го­род у противника, но, прибыв в Фонтенбло, был вынужден под нажимом маршалов подписать акт отречения. 18 (30) марта 1814 г. Париж капитулировал. Союзные армии во главе с Александром I вошли 31 марта в столицу Франции и были встречены манифестацией сторонников старого порядка. Им­ператор России старался не задевать национального самолю­бия французов. Он отдал распоряжение установить контроль за поведением солдат и офицеров союзных армий, отменил оскор­бительный обряд поднесения ключей от города, как бы про­тивопоставляя свое поведение (достойное победителя) действи­ям французского императора в российской столице.

Александр I уважительно отнесся к Франции и в 1814, и в 1815 гг. Это подтверждалось тем, что он предложил Наполеону убежище в России. Такое отношение российского госу­даря к поверженному противнику способствовало восстанов­лению дружественных связей между Россией и Францией вплоть до революции 1830 г. в Париже.

Бонапарт в конце апреля 1814 г. был отправлен на о. Эль­ба. В Париже было образовано Временное правительство во главе с Талейраном. Созванный им Сенат объявил о низложе­нии Наполеона и восстановлении династии Бурбонов. В начале мая 1814 г. в столицу прибыл новый король Людовик XVIII — брат казненного Людовика XVI.



§4. Венский конгресс. Создание новой политической системы в Европе

Отречение Наполеона и крах первой империи внесли су­щественные изменения в политическое устройство Европы.



18 (30) мая 1814 г. между Россией, Англией, Австрией, Испанией, Пруссией, Португалией, Швецией, с одной сторо­ны, и Францией — с другой, был подписан первый Париж­ский трактат. По его условиям Франция возвращалась к гра­ницам 1792 г. (до начала революционных войн); Голландия, принимавшая участие в антинаполеоновской коалиции, рас­ширяла свою территорию за счет насильственного включения в ее состав Бельгии; немецкие государства образовывали феде­рацию из 38 государств; Англия удерживала за собой о. Маль­ту и Ионические острова; Австрия получила земли Северной Италии — Венецию и Ломбардию, на Балканах — Иллирийские провинции, населенные славянами; династия Бурбонов восста­навливалась во Франции, Испании и королевстве обеих Си­цилии; Савойская династия — в Пьемонте (Сардинское коро­левство).

Согласно Парижскому трактату, союзные державы, участво­вавшие в войне с Наполеоном, спустя два месяца после под­писания договора должны были открыть в Вене конгресс для закрепления и развития политической системы, которую ут­вердил Парижский договор. Установление сильной монархи­ческой власти, способной подавить революционные и нацио­нально-освободительные движения, и территориальной цело­стности государств — такова была цель правителей Европы. Но восстановить прежний феодально-абсолютистский поря­док оказалось невозможным. Правительство Александра I до­статочно хорошо осознавало глубину изменений, вызванных

французской революцией, и последовавших за ней событий. Из-за опасения новых потрясений в Европе, которые могли бы пошатнуть и русское самодержавие, царизм первоначально был против реставрации Бурбонов. Предложение о возвраще­нии Бурбонов во Францию было внесено Англией.

В записке статс-секретаря по иностранным делам К.В. Нес­сельроде министрам иностранных дел Австрии, Великобрита­нии и Пруссии от 1 (13) февраля 1814 г., составленной по ука­занию царя, говорилось: "Державам вовсе не следует высказы­ваться в пользу Людовика XVIII, а предоставить французам проявить инициативу в этом вопросе". Конечно, нельзя брать на веру каждое слово Александра I, но очевидно, что русское правительство, как и другие европейские государства, больше занимали вопросы об установлении такого соотношения сил, при котором ведущая роль в Европе принадлежала бы побе­дителям Наполеона, нежели стремление любой ценой восстано­вить власть Бурбонов.

Реставраторские тенденции в политике союзников (о чем много писали историки) следует усматривать не столько в вос­становлении феодального правопорядка, что было невозмож­но, сколько в разделе сфер влияния, в территориальном пере­деле Европы. Но в решении этого важного вопроса в ходе подготовки и проведения Венского конгресса между победи­телями Наполеона обнаружились острые разногласия. Так, Анг­лия и Австрия прилагали усилия, чтобы ослабить влияние России. Они пытались использовать оставшееся до открытия конгресса время, чтобы создать союз государств, направленный против России.

С августа 1814 г. проходили предварительные заседания с обсуждением наиболее сложных и принципиальных вопросов. Для России главным был польско-саксонский вопрос, с ре­шением которого в значительной степени русское правитель­ство связывало проблему политического переустройства Евро­пы. В инструкции, данной Александром I статс-секретарю по иностранным делам К.В. Нессельроде и другому представите­лю России — Иоанну Каподистрия (в 1827—1831 — президент Греции), предписывалось в качестве основного требования до­биваться передачи всего Герцогства Варшавского России. Зная об антирусских позициях Англии и Австрии, Александр I пы­тался привлечь на свою сторону Пруссию, пообещав ей часть территории саксонского короля, который был союзником На­полеона. 16 (28) сентября 1814 г. между Россией и Пруссией

было подписано тайное соглашение, по которому Россия при­знавала передачу территории Саксонии Пруссии и выводила из Саксонии свои войска. Австрия выступила против расши­рения границ Пруссии за счет включения Саксонии. Что каса­ется Англии, то она мало интересовалась саксонским вопро­сом. Она больше всего была озабочена усилением влияния России на Балканах и возможностью возрождения Франции. С этой целью Францию предлагалось окружить кольцом мел­ких государств, каждое из которых нуждалось бы в поддерж­ке Англии. Таким образом, ко времени открытия Венского конгресса между бывшими союзниками по антинаполеонов­ской коалиции существовали глубокие противоречия отно­сительно преобразования Европы. По первоначальному пла­ну, в основном поддержанному всеми державами, Франция не должна была принимать участия в обсуждении вопроса о раз­деле завоеванной территории. Она приглашалась лишь для того, чтобы высказать свое мнение. Играя на противоречиях союзников, Талейран, по существу, добился отмены этого ре­шения. Представитель Франции был равноправным членом конгресса.

Основные споры на Венском конгрессе (сентябрь 1814 — июнь 1815 г.) вызвали польский и саксонский вопросы. Алек­сандр I настаивал на передаче Герцогства Варшавского России на том основании, что она вынесла на своих плечах главную тяжесть войны. Представители Англии, Австрии, поддержан­ные Францией, возражали против этих требований русского царя. Представитель Англии пытался доказать Александру, что объединение Польши под эгидой России противоречит преж­ним ее соглашениям с союзниками по польскому вопросу и является опасным для мира в Европе. Иными словами, Лон­донский кабинет угрожал возможностью нового военного стол­кновения и намекал на революционную опасность, которая могла стать реальной при объединении этого "беспокойного" народа, т.е. поляков. Пытаясь изолировать Россию, предста­вители Англии и Австрии обещали передать Пруссии всю Саксонию без содействия русского царя, если она откажется от прежних соглашений с Россией. Прусский уполномочен­ный на конгрессе был готов принять предложение Австрии и Англии.

Но русские, а не западноевропейские войска находились на территории Саксонии, поэтому гарантии Александра I в от­ношении Саксонии имели более реальные основания. В силу

этого прусское правительство вынуждено было поддерживать Россию на конгрессе в польском и саксонском вопросах. Та­кая расстановка сил привела к созданию антирусской коали­ции. 22 декабря 1814 г. (3 января 1815 г.) Англия, Австрия и Франция подписали секретное соглашение, направленное про­тив России и Пруссии. Внезапное появление Наполеона, бе­жавшего с о. Эльба в марте 1815 г., его победоносное шест­вие по стране и восстановление его власти во Франции на сто дней сплотили участников антифранцузской коалиции. 13 (25) марта 1815 г. они подписали декларацию, объявлявшую Наполеона вне закона и призывавшую к войне с ним.



28 мая (9 июня) 1815 г. был подписан заключительный акт Венского конгресса, включавший 121 статью. В нем со­держались важнейшие соглашения, подготовленные в ходе ра­боты конгресса. Согласно условиям договора, Польша вновь теряла свою самостоятельность: большая часть Герцогства Вар­шавского (за исключением Торна и Познани, отходивших к Пруссии) переходила к России (получила название Царство Польское).

Краков был признан вольным городом. Восточная Галиция отходила к Австрии. Поляки, подданные России, Австрии и Пруссии, должны были "иметь народных представителей и национальные государственные учреждения, согласно тому об­разу политического устройства, которое каждое из прави­тельств предоставит". Часть территории Саксонии переходила к Пруссии, другая часть сохраняла самостоятельность. Грани­цы Франции были определены в соответствии с условиями Парижского мира 1814 г.; Сардинское королевство включало отторгнутые от Франции Савойю и Ниццу; Германия сохра­няла раздробленность. Из 38 немецких государств и четырех вольных городов — Гамбурга, Любека, Бремена и Франкфурта-на-Майне — был образован Германский союз, руководящая роль в котором принадлежала Австрии: ее представитель ста­новился постоянным председателем и союзного сейма; Бель­гия присоединялась к Голландии; Иллирийская область (зна­чительная часть территории Югославии до 1991 г.) переходи­ла к Австрии.

Восточный вопрос не нашел отражения в решении конг­ресса, хотя и обсуждался на его заседаниях (в частности, во­прос о нарушениях Портой условий Бухарестского договора).

Решения Венского конгресса изменили карту Европы. Они принимались, исходя прежде всего из интересов европейских



правителей. Задача победителей Наполеона сводилась к ста­билизации положения в Европе и поддержанию границ, уста­новленных условиями Парижского договора 18 (30) мая 1814 г. Судьбы народов, потерявших свою государственность, их бес­покоили мало. Позитивное значение Венского конгресса состо­ит в том, что он позволил Европе в течение почти сорока лет сохранять мир.

Битва при Ватерлоо 6 (18) июня 1815 г., где европейские государства, объединив свои воинские силы, нанесли сокру­шительное поражение Наполеону, вторичное отречение его от престола 10 (22) июня и ссылка на остров Св. Елены внеш­не сняли противоречия между союзниками. Победители На­полеона вновь возвратились в Париж, где 14 (26) сентября 1815 г. по инициативе Александра I был составлен акт Свя­щенного союза (см. об этом в гл. 4, § 2), статьи которого призывали к единению христианских правителей и народов. Этот документ можно рассматривать как один из элементов международной системы, сложившейся после Венского конг­ресса и получившей название венской системы.
скачать файл



Смотрите также:
Источник (отрывок из книги): История России XIX начала XX века. Учебник. / Под редакцией В. А. Федорова. 3-е изд., перераб. М.: Изд-во Московского Университета; Издательский центр «Академия», 2004. 864с
367.15kb.
Учебник Гриф 102 Русский язык : учебник для студ сред проф учеб заведений / [Н. А. Герасименко, А. В. Канафьева, В. В леденева и др. ];под ред. Н. А. Герасименко. 5-е изд., испр. М.: Издательский центр
857.11kb.
1. Что такое история. Ключи к познанию прошлого
453.85kb.
Переплетные руководства конца XIX – начала XX века как источник по истории переплетного дела в России
130.26kb.
Монография / Под ред. Е. А. Борисовой. 2-e изд., перераб и доп. М.: Норма: ниц инфра-М, 2012. 768 с.: 60x90 1/16. (переплет)
49.34kb.
1. Зайдельман, Ф. Р. Мелиорация почв : учебник для студентов вузов / Ф. Р. Зайдельман; мгу. 3-е изд., испр и доп. Москва : Изд-во мгу, 2003. 448 с.: илл. (Классический университетский учебник). Электрон
83.85kb.
Доклады и материалы Под общей редакцией доктора философских наук, профессора И. М. Ильинского
5550.09kb.
Календарно-тематическое планирование по курсу «История Древнего мира» для 5 класса (68 часов)
140.27kb.
Банк данных Внутренние болезни, впт и поликлиническая терапия
124.78kb.
Учебно-методическое пособие Под редакцией к ю. н профессора И. А. Горшеневой Москва Мосу мвд россии 2009 ббк кузнецова, Н. Н
1119.68kb.
Естественнные науки в целом
129.13kb.
Texts. The main textbook for this course is: Магнус Я. Р., П. К. Катышев, А. А. Пересецкий. Эконометрика. Начальный курс. 8-е изд., Дело, Москва, 2007. (7-е изд. 2005 г., 6-е изд. 2004) Project
32.6kb.