vesnat.ru страница 1страница 2страница 3
скачать файл

Имршвія пввѣсти і паты Гр. Ѳед. Квитки.

(къ 50-ТИЛІТІЮ СО ДНЯ ЕГО кончины).

Къ 1892—1894 гг. относятся юбилейныя поминки трехъ найболѣе замѣчательныхъ дѣятелей Слободской Украины,—Вас. Наз. Каразина, Гр. Ѳед. Квитки и знаменитаго украинскаго философа Гр. Сав. Сковороды. Харьковскій университета въ прошломъ году почтилъ память виновника своего существования В. Н. Каразина. Въ 1878 г. городъ Харьковъ торжественно отпраздновалъ столѣтіе со дня рожденія Гр. Ѳед. Квитки. Однимъ изъ найболѣе важныхъ и осязательныхъ результатовъ этого праз- днованія было изданіе его сочиненій, предпринятое харьковскимъ уѣзднымъ земствомъ подъ редакціей проф. А. А. Потебни въ пользу народной школы имени писателя въ его родной Основѣ.

Теперь по случаю 50-тилѣтія со дня кончины Г. Ѳед. Квитки нельзя не вспомнить о его плодотворной общественной и литературной дѣятельности.

*

Я, впрочемъ, намѣренъ коснуться только литерагурныхъ трудовъ покойнаго писателя и при томъ не всѣхъ, а только тѣхъ, которыхъ я не могъ обойти въ своихъ историческихъ ра- ботахъ и на которыхъ, сколько мнѣ извѣстно, не останавлива­лись прежніеизслѣдователи1),—именно его историческихъ статей и повѣстей.

Гр. Ѳед. Квитка представляетъ изъ себя самый яркій типъ об- ластнаго общественнаго дѣятеля: онъ болѣе тѣсно связанъ съ

Харьковомъ и Харьковщиной, чѣмъ даже В. Н. Каразинъи Гр. Сав. Сковорода: первый не былъ малороссомъ по происхожденію, второй родился въ Лѣвобережной Малороссіи; родъ же Квитокъ— одинъ изъ самыхъ древнихъ въ Слободской Украйнѣ. Онъ игралъ видную роль въ историческихъ судьбахъ этого края, наравнѣ съ Кондратьевыми, Лесевицкими, Тевяшовыми, ПІидловскими и др. и уступалъ въ этомъ отношеяіи только однимъ Донцамъ- Захаржевскимъ, которые были найболѣе популярны въ Харьков- скомъ и Изюмскомъ слободскихъ полкахъ. Впрочемъ и изъ фа- миліи Квитокъ также выбирались полковники въ эти два полка. Фамильное преданіе выводитъ Квитокъ изъ Москвы. Гр. Ѳед. Квитка разработалъ это фамильное преданіе въ особомъ лите- ратурномъ произведеніи „Основаніе г. Харькова" (о немъ бу- демъ говорить впослѣдствіи). Но едва ли можно сомнѣваться въ малорусскомъ происхожденіи Квитокъ—объ этомъ прямо свидѣ- тельствуетъ ихъ фамильное прозвище (квитка—по-малорусски цвѣтокъ); притомъ и въ фамильномъ преданіи Андрей Квитка выводится изъ Юго-Западной Руси, откуда вышло огромное боль­шинство жителей Слободской Украины; боярское же происхожде- ніе его ничѣмъ не доказывается, и мысль о немъ, очевидно, была вызвана желаніемъ доказать древность своего рода. ’). Гр. Ѳед. Квитка ограничился въ этомъ случаѣ невинной литератур­ной обработкой семейной легенды; другіе же съ этою же цѣлью ссылались на польскіе гербовники, особенно въ концѣ ХѴШ в., когда вопросъ о дворянскомъ вваніи получилъ практическое значеніе. Какъ бы то ни было, Квитки своею личною деятель­ностью создали себѣ почетное положеніе въ мѣстномъ Харьков- скомъ обществѣ во 2-й половинѣ XVII и ХУШ вв. Изъ ихъ семьи вышло нѣсколько выдающихся дѣятелей на поприіцѣ воен- наго и гражданскаго управленія краемъ. Таковъ былъ, напри- мѣръ, Харьковскій полковой судья Семенъ Аѳанасьевичъ Квитка, занимавшійся постройкой укрѣпленій противъ татаръ; онъ обно- вилъ городки—Тарановку, Гуляй-Поле и опустошенный валъ (въ 1713 г.); онъ въ числѣ прочихъ подписалъ просьбу о со- храненіи за старшиною прежнихъ правъ по части полковаго самоуправленія, которое старался нарушить полк. Прок. Кули- ковскій. Таковъ былъ сынъ его, прадѣдъ Гр. Ѳедоровича, Харь- ковскій полковникъ Григорій Семеновичъ Квитка, пожалованный въ полковники по докладу Апраксина Петромъ Вел. 2-го нЪября 1703 г.; при немъ казаки Харьковскаго полка должны были обратить особенное вниманіе на сторожевую службу, потому что въ это время особенно усилились наѣзды запорожцевъ; онъ же предводительствовалъ казаками, отправленными въ отдален­ный персидскій поход», откуда вернулись немногіе. Таковъ былъ дѣдъ нашего писателя Иванъ Григорьевичъ Квитка, пожалован­ный въ 1743 г. грамотою Елисаветы Петровны въ полковники Изюмскаго полка. Будучи обознымъ Харьковскаго полка, онъ ѵчаствовалъ въ крымскомъ походѣ Ласси, о чемъ оставилъ собственноручныя любопытныя замѣтки; тогда сожгли Карасу- Базаръ, а онъ самъ едва избѣжалъ смерти. Онъ предводитель­ствовалъ слободскими казаками, отправленными въ 1733—1734 г. въ польскій походъ. Только отецъ Григорія Ѳедоровича не за- пималъ уже видной должности, но, вѣроятно, потому, что въ это время прежній полковой режимъ былъ уничтоженъ и введено новое общерусское управленіе.

Квитки были связаны съ Харьковомъ и своею службою, и своимъ имѣніемъ—знаменитой Основой, давшей Григорію Ѳедо- ровичу его извѣстный псевдонимъ Основьяненка. Подгородное селеніе Основа было куплено Квитками у Донецъ-Захаржевскихъ. Квитки были соединены узами родства со многими харьковскими фамиліями. Такъ, мать Григорія Ѳедоровича происходила изъ рода Шидловскихъ, а Шидловскіе пользовались большею из- вѣстностью и вліяніемъ въ харьковскомъ краѣ; дѣдъ писателя Изюмскій полковникъ Ив. Гр. Квитка былъ женатъ на сестрѣ знаменитаго іерарха—епископа Бѣлгородскаго Іоасафа Горленка

.Это родство имѣло по видимому большое вліяніе на развитіе ре- лигіознаго чувства въ семьѣ Квитокъ. Впрочемъ, нужно замѣ- тить, что слободско-украинская казацкая старшина въ массѣ была вообще религіозна; теплое реяигіозное чувство она должна была вынесть (и дѣйствительно вынесла) еще изъ Заднѣпровья, гдѣ не было свободы совѣсти и гдѣ религіозныя преслѣдованія вызвали къ жизни и православный церковныя братства, и по­лемическую литературу духовнаго содержанія, и школы, и типо- графіи, и шпитали. И всѣ эти учрежденія были перенесены выходцами изъ-за Днѣпра на ихъ новую родину—въ Слободскую Украйну. Во главѣ всѣхъ этихъ духовно-просвѣтительныхъ учреждений стояло духовенство, не только не порвавшее связей съ народомъ, но наоборотъ крѣпко связанное съ нимъ нрав­ственными узами и общими духовными интересами. И здѣсь, какъ въ Заиорожьѣ, многіе славные воины находили себѣ „ти­хое пристанище" подъ конецъ жизни въ монастыряхъ; изъ выдающихся мѣстныхъ старшинскихъ фамилій выходили даже настоятели и настоятельницы такихъ монастырей; самыя обители основывались подъ часъ представителями тѣхъ же фамилій; они же были щедрыми вкладчиками въ суіцествующіе монастыри и церкви. Школа была органически, а не искусственно, связана съ церковью: извѣстно, какъ много тогда было народныхъ школъ, въ которыхъ учителями были представители низшаго духовен­ства—дьячки; извѣстно, какую важную роль игралъ въ дѣлѣ распространенія просвѣщенія харьковскій коллегіумъ и его пи­томцы, какъ сильна была въ немъ струя свѣтскаго элемента, проявлявшаяся и въ предметахъ преподаванія, и въ составѣ учащихся (среди нихъ было не мало старшинскихъ, казацкихъ и мѣщанскихъ дѣтей). Однимъ словомъ, было свободное взаимо- дѣйствіе двухъ силъ, интересы которыхъ не расходились, а на­ходились въ гармоническомъ сочетаніи: свѣтское общество под­вергалось вліянію духовной среды, въ рукахъ которой находи­лось просвѣщеніе,—но оно въ свою очередь вліяло на духовен­ство: отъ него зависѣлъ выборъ приходскихъ священниковъ; оно содержало школы и братства. Вотъ на этой то почвѣ, оче­видно, и развивалось у отдѣльныхъ представителей семейства

Квитокъ стремленіе къ монашеству. Родство съ Іоасафомъ Гор- ленкомъ, само собою разумѣется, должно было еще болѣе укрѣпить въ нихъ религіозное чувство, такъ какъ епископъ Бѣл- городскій подолгу гостилъ въ Основѣ, любилъ своихъ родствен- никовъ и, отличаясь стремленіемъ къ благочестивой жизни, дол- женъ былъ оказывать вліяніе въ этомъ именно направленіи и на нихъ. И дѣйствительно, изъ фамиліи Квитокъ вышелъ цѣлый рядъ монаховъ и монахинь. Таковъ былъ Николай Ивановичъ Квитка, принявшій постриженіе въ Куряжскомъ монастырѣ въ 1752 г. Таковъ былъ дядя Григорія Ѳедоровича, Наркизъ, бывшій на- стоятелемъ въ томъ же монастырѣ; въ Основянской церкви до- селѣ хранится его паперстный крестъ. Въ Хорошевскомъ мо- настырѣ двѣ настоятельницы были нзъ семьи Квитокъ—Ѳеофа- нія и Марія; о первой въ лѣтописи Квитокъ записано: „1728 г. генваря 28 дня сестра моя Ѳеодосія приняла иноческій чинъ и наречено ей въ иночествѣ имя Ѳеофанія; постригалъ архіе. рей харьковскій Ефремъ Черкасскій“; о второй въ той же лѣ- тописи мы читаемъ слѣдующее: „Вас. Андр. Гамалѣя, умер- шій въ Гилянскомъ походѣ, имѣлъ въ супружествѣ дочь Харьк. полк. Гр. Сем. Квитки, Марѳу Григ., которая послѣ его смерти въ 1729 г., приняла монашество въ Хорошевскомъ монастырѣ и тамъ была нѣсколько лѣтъ игуменіей; фамалія Гамалѣевъ въ Стародубѣ; ихъ деревни в. богатыя“. Наконецъ, и самъ Григорій Ѳедоровичъ Квитка, какъ извѣстно, былъ нѣсколько лѣтъ мо- нахомъ. Религіозное усердіе мы замѣчаемъ даже у тѣхъ пред­ставителей рода Квитокъ, которые всецѣло были поглощены военными и гражданскими дѣлами; такъ, напримѣръ, полков­никъ Григорій Семеновичъ Квитка создалъ первый храмъ въ своемъ селеніи Основѣ; Ѳедоръ Ивановичъ Квитка (отецъ нашего автора) построилъ вторую церковь. Говоря о людяхъ, близкихъ къ семьѣ Квитокъ и оказывавшихъ на нихъ духовное вліяніе, нельзя, конечно, умолчать о знаменитомъ украинскомъ философѣ—Гри- горіѣ Савичѣ Сковородѣ. Въ немъ было именно такое сочета- ніе монашеско-аскетическаго и свѣтскаго элемента, какое всѣхъ удивляло въ Григоріѣ Ѳедоровачѣ Квиткѣ. Извѣстна эпиграмма на него В. Н. Каразина:

б

Былъ ыонахо'.ъ, былъ актеромъ,

Былъ поэтомъ, былъ танноромъ!

Григорій Савичъ Сковорода бывалъ въ домѣ Квитокъ, и его рели- гіозно-нравственная проповѣдь должна была оказать сильное влія-ч ніе на впечатлительную душу юноши поэта; онъ удалился въ мона­стырь, но не долго удержался тамъ: въ немъ проснулась любовь къ жизни, къ искусству и.поэзіи. Это пробужденіе совпало и было вызвано даже, по всей вѣроятности, общимъ пробужденіемъ харьковскаго общества въ началѣ XIX ст. Такое крупное со- бытіе, какъ основаніе университета (въ 1805 году), должно было само по себѣ уже оказать замѣтное вліяніе на всѣ сто­роны мѣстной жизни, въ особенности же на просвѣщеніе. Но Харьковскій университетъ былъ основанъ кромѣ того при ис- ключительныхъ обстоятельствах^ благодаря яркому проявле­ние сочувствія къ учрежденію высшаго учебнаго заведенія въ полуденной Россіи со стороны различныхъ слоевъ харьковскаго общества; сочувствіе это выразилось въ огромныхъ денежныхъ жертвахъ. Вотъ это то общественное движеніе, начатое В. Н. Каразинымъ, и захватило Г. Ѳ. Квитку; его имя мы находимъ въ числѣ немногихъ, проэктировавшихъ внести въ пользу но- V ваго университета не 400,000 рублей, а цѣлый милліонъ. По- томъ Г. Ѳ. Квитка явился уже самостоятельнымъ рувоводите- лемъ общественной дѣятельности въ Харьковѣ въ сферѣ жен- скаго образованія, театра и литературы; тутъ этотъ скромный, робкій человѣкъ сдѣлалъ такъ много, какъ никто; здѣсь ярко выразились тѣ просвѣтительныя вѣянія, которыя постоянно проникали въ семью Квитокъ. Свидѣтельствомъ любви къ про- свѣщенію у Квитокъ можетъ служить между прочимъ ихъ фа­мильная лѣтопись, которую вели различные члены этого семей­ства въ ХУЩ вѣкѣ. Изъ среды Квитокъ вышелъ также одинъ изслѣдователь южнорусской старины, стоявшій очень близко къ Григорію Ѳедоровичу Квиткѣ—Илья Ивановичъ Квитка (род. въ 1745 г.). Илья Ивановичъ былъ сынъ извѣстнаго намъ полков­ника Ивана Григорьевича Квитки, одного изъ авторовъ Семей­ной Хроники, и приходился роднымъ дядею Григорію Ѳедоро- вичу. Изъ статьи о немъ г. Шугурова видно, что онъ зани-мался исторіей Малороссіи и Слободской Украйны, собиралъ для этого рукописные матеріалы и что ему принадлежите одинъ, а можетъ быть и два труда въ этой области—Записки о Сло- бодскихъ полкахъ и Историческое описаиіе о Малой Россіи. Интересуясь родной стариной, онъ вошелъ въ ученую пере­писку съ Гр. Н. Тепловымъ, Кочубеемъ и Тимковскимъ. Гри- горій Ѳедоровичъ Квитка стоялъ очень близко къ своему дядѣ Ильѣ Ивановичу и настолько интересовался его историческими работами, что одну изъ нихъ (Записки о Слободскихъ полкахъ) издалъ на свой счетъ. Можно предполагать, что на И. И. Квитку оказалъ вліяніе и Гр. Сав. Сковорода, и это вліяніе выразилось съ одной стороны въ занятіяхъ исторіей Малорос- сіи и Слободской Украйны, а съ другой—въ его религіозномъ настроепіи. „И. И. Квитка, не бывъ въ монастырѣ, жилъ въ мірѣ, какъ въ пустынѣ: ибо онъ имѣлъ у себя особенное уеди­ненное жилище и не зналъ никуда другихъ дорогъ, кромѣ какъ къ бывшему преосвященному Павлу, у котораго онъ по­учался христіансквй жизни

Таковы были общія условія, вызвавшія въ Григоріѣ Ѳедо- вичѣ Квиткѣ любовь къ родной былевой и бытовой старинѣ— фамильные разсказы, преданія и записки, непосредственное знакомство въ юности съ разными историческими, дѣятелями (напримѣръ Головатымъ), вліяніе роднаго дяди; наконецъ, къ этому располагало и самое время.
скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Имршвія пввѣсти і паты Гр. Ѳед. Квитки
1203.91kb.
Посольство Королівства Норвегія у Києві
66.34kb.