vesnat.ru страница 1
скачать файл


Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ

ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Кафедра иностранных языков


Перевод книги Алекса Брюмера

«Кризис. Как скупость и некомпетентность

вызвали финансовый кризис»
Alex Brummer

“The crunch. How greed and incompetence

sparked the credit crunch”

Выполнил аспирант кафедры «Информационные технологии»

Костюнин Дмитрий
Специальность 08.00.13

«Математические и инструментальные методы экономики»

Москва 2009

Время кризиса

Резко нажав на тормоза

За время нефте-долгового бума времен Блэра-Брауна, Соединенное Королевство стало магнитом для иностранного капитала и предпринимателей. Сложные нерегулятивные рынки страны и выгодное временное расположение между Северной Америкой и бассейном Тихого океана сделало Англию идеальным местом для управления глобальным бизнесом. Как финансовый центр, лондонский Сити сделал вызов господствующему Нью-Йорку, а именно, привлек самые крупные мировые инвестиционные банки. Goldman Sachs перевезла свое международное руководство в Лондон и наняла на работу так же много банкиров на лондонский Fleet Street, как и на Манхеттене. Deutsche Bank обрел в Лондоне такое же присутствие, как и во Франкфурте. Это было золотое время, когда обмен валютой и торговля фьючерсами в Лондоне превосходило уровни Нью-Йорка, а Лондонская фондовая биржа стала наиболее важным мировым центром для IPO (initial public offering - первичное размещение акций) и создания новых компаний со всего мира. Вскоре Сити был колонизирован не только банками, но и международными юридическими фирмами, консалтинговыми компаниями и хэдж-фондами, ставшими новыми кумирами финансовых рынков.

Это был мир, топливом для роста которого являлись кредиты. По всему миру, от США до Великобритании и Европы, банки, финансисты и посредники были на долговой игле, и в клиентах не было недостатка. Чем больше было занято, тем меньше собственных средств или наличности требовалось для совершения сделки, и тем больше была прибыль. Почти с помощью того же способа обычные семьи и заемщики впервые получили возможность заполучить дом, используя ипотеку, поэтому частные магнаты покупали огромные корпорации, используя дешевые заимствования, которые потом продавали и на этом зарабатывали.

Ключевой была доступность свободных и легких кредитов по относительно низкой стоимости. Пузырь начала 21 века раздувался и сломом, и риском традиционными финансовыми инструментами, такими как ипотека и кредитные карты, превратив их в новые. Как Кеннет Гэлбрейт отметил в своей книге «Краткая история финансовой эйфории» (1994), все финансовые инновации «обязательно являются вариацией на тему кредитного плеча».

Похолодание на финансовых рынках, начавшееся 9 августа и преследовавшее мировую финансовую систему до весны 2008 года, привело к аварийной остановке. Неуверенность - главный враг финансовой стабильности, и в такой атмосфере банки повально озаботились плохими долгами конкурентов и перестали друг другу давать кредиты. Нервозность вскоре распространилась с внутрибанковского сектора на другие финансовые рынки. Акции, причем не только банков, значительно обвалились. И это было неудивительно: так как кредиты часто объединялись в ипотечные финансовые инструменты, которые в дальнейшем продавались по всему миру, то многие компании из FTSE-100 скорее всего имели их в своем портфолио. В такой ситуации инфекция быстро передалась на фондовые рынки, и акции резко падали вплоть до конца 2007 года. Имущественные фонды были среди наиболее пострадавших сегментов, в основном за счет того, что кризис повлиял на количество сделок по операциям с недвижимостью. Не стоит говорить, что инвестиционные фонды с большой концентрацией в банках и других финансовых структурах пострадали не меньше.

В то же время успехи в объединении компаний прекратились, и банки, и фондовые брокеры, контролировавшие Square Mile, стали бросать работу, так как пришли к осознанию того, что больше такой ситуации не повторится. Наиболее пострадали хэдж-фонды и частные фирмы. Существовавшие за счет использования кредитного рычага, они обнаружили, что теперь необходима наличность для совершения сделок. К тому же заемные средства, которые он рассчитывали секьюризировать стали непривлекательными для инвесторов. Даже возможность возвращения компаний на рынок акций была закрыта. Компании, такие как испанская Grupo Ferrovial, занявшая £9 млрд. в июне 2006 года для покупки the British Airport Authority (BAA), обнаружили что не могут рефинансировать сделку, так как собирались ранее. Вскоре рынок слияний и поглощений значительно сократился.

Известная Blackstone, основанная Стефаном Шварцманом и бывшим американским министром торговли Питером Петерсоном, представляет типичный пример проблем, с которыми столкнулись частные фирмы. Она была одной из первых энергетических компаний Америки, продавшей свои акции на публичном рынке, однако выпуск проспекта эмиссии вызвало протест, так как разоблачило высокие доходы ее основателей. Среди их европейских бизнесов были такие хорошо известные компании и бренды как United Biscuits, Orangina, Madame Tussauds и сеть the Café Rouge. В Америке они добились успеха в £39 млрд. сделке за покупку Equity Office Properties.

К лету 2007 года, хотя Blackstone и предсказывало сокращение в многомиллионных сделках, в своей первой отчетности после IPO в июне 2007 года, компания показала утроение квартальной прибыли с $224 млн. до $774 млн. Но Blackstone ожидали еще большие трудности. Считалось, что фундамент английской экономики стоек, однако новые сделки подтверждали сложности в обстановке финансового кризиса. Хамильтон Джеймс предсказывал: «Я думаю, будет меньше мегасделок, пока рынок долгов снова не станет популярным». В марте 2008 года компания показала в отличие от прибыли в $1.18 млрд. предыдущего года убыток в $118 млн. – отголосок бывших богатств.

Проблемы были и у другого лидера, Kohlberg Kravis Roberts & Co., более известного как KKR. Основанный в 1967 и базировавшийся в Нью-Йорке KKR был вовлечен во впечатляющие выкупы акций в США и Великобритании, включая Nabisco и Hospital Corporation of America. В марте 2007 года он участвовал в £10 млрд. сделке с британской сетью Alliance Boots, но его капитал пошел под откос, когда началась рыночная неразбериха. 28 мая KKR оповестило об отказе от покупки австралийского ритейлера Coles Group. Затем в октябре она отложила $1.25 млрд. IPO после того, как никто из инвесторов не проявил к нему интереса. KKR планировало листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже, но отложила его из-за паники инвесторов.

Однако самый значительное падение произошло с Carlyle Group, скрытной компанией, основанной умным вашингтонским юристом Давидом Рубинштейном, который даже был одно время в администрации Джима Картера. Рубинштейн имел талант нанимать суперпрофессиональных советников, включая бывшего президента США Джорджа Буша-старшего, и бывшего британского премьера Джона Майера. Летом 2007 года Рубинштейна посетила идея создания фонда, известного как Carlyle Capital Corporation, для покупки безнадежных долгов. Но вместо ожидаемого восстановления стоимости этих активов, они ушли в свободное падение.

Банкиры потребовали вернуть кредиты, и с большими трудностями Carlyle было вынуждено отдать ипотечный фонд под конкурсное управление в марте 2008 года. Последствия были чудовищными. Среди кредиторов фонда был Bear Stearns, пятый по величине американский инвестиционный дом и одна из самых больших жертв кризиса ипотечных сделок. Последние потери были настолько велики, что председателью Совета директоров и самому крупному акционеру Джону Кейну пришлось обратиться в Федеральную резервную систему за помощью – однако, она не была оказана. Инвестиционный банк достиг конца своего пути и был продан J.P. Morgan Chase по ничтожно низкой цене. Его длинная и вызывающая гордость история не имела продолжения.

Банки вскоре начали давить по тормозам. Первоначальной реакцией центральных банков на кризис был впрыск миллиардов фунтов стерлингов, долларов и евро на мировые финансовые рынки в августе и сентябре 2007 года, но банки и другие ведомства неохотно кредитовали друг друга и клиентов. Условия, казалось, улучшились к концу года, и политики стали более оптимистичны, надеясь на то, что экономический крах может быть остановлен. Но в конце года еще больше банков раскрыло свои убытки по ипотечным кредитам, и нервозность возросла вновь.

На беспрецедентной организованной акции 12 декабря Банк Англии (the Bank of England), Европейский Центробанк (the European Central Bank), Федеральный резерв США (the US Federal Reserve), Банк Японии (the Bank of Japan) и Швейцарский национальный банк (the Swiss National Bank) объявили о готовности влить дополнительные миллиарды для обеспечения спокойной работы в течение периода праздников, когда банки традиционно стараются улучшить свою годовую финансовую отчетность. Центральные банки и раньше действовали вместе, чтобы успокоить валютные рынки, но это был другой случай. Целью было смазать колеса бизнеса и оздоровить глобальную экономку в трудный период, но, как оказалось, этих действий хватило ненадолго, и центробанкам пришлось повторить то же самое уже в марте 2008 года.

Уверенность в банковской системе была невелика, убытки продолжали увеличиваться в балансах, недоверие было широко распространено. Глобализация означала, что банковский кризис больше не мог ограничиваться каким-то одним рынком. От Лос-Анджелеса до Лондона банки сворачивали бизнес, резали лимиты кредитования и повышали процентные ставки. В Великобритании большие игроки, такие как Barclays, the Royal Bank of Scotland и HSBC списывали огромные суммы из-за большой доли плохих кредитов. Мэрвин Кинг, руководитель the Bank of England был среди тех, кто предупреждал о последствиях бездумного кредитования. Министр финансов Элистэр Дарлинг сказал мне в интервью для Downing Street 18 декабря 2007 года: «Нам необходима большая открытость, чтобы люди поняли опасность, которая нам грозит. Банкам стоит внимательнее смотреть на то, что они берут себе на баланс».

Эффект на ипотечное кредитование был очевиден. Практически за ночь стало намного сложнее взять ипотеку, а там, где это было возможно, она стала дороже, чем была буквально несколько недель до этого. Многие кредиторы перетасовывали их портфолио и переоценивали через Советы директоров в сторону увеличения, с плавающими процентными ставками и «следящими» ставками в особых случаях. В октябре 2007 года крупнейший английский кредитор Halifax Bank of Scotland сообщил о том, что придется платить больше за существующие ипотечные кредиты, а также повысил до 20% первоначальные взносы. The Abbey увеличил ставки с 5,69% до 5,99%. Большинство этих действий было обусловлено трехмесячным ростом лондонской внутрибанковской ставки (Libor) – ставки, по которой сами банки платят при кредитовании друг друга. В сентябре эта ставка достигла 6,9% по сравнению с 6,2% месяцем ранее. Банк Англии старался помочь рынку, увеличив продажи наличности на своих постоянных аукционах, и на какое-то время это стабилизировало Libor. Но к весне 2008 года Libor был выше официальной ставки.

Специальные сделки и удобные предложения были в прошлом. 120% ипотеки - новшество Nothern Rock, популярное на пике кредитного бума 2006 - начала 2007 гг. – испарились так же быстро, как и появились. Специалисты по покупке-продаже недвижимости Paragon, полностью зависящие от этого рынка, закрыли ставни и занялись рынком акций, чтобы удержаться на плаву. Ипотечный банк Bradford & Bingley получил финансирование, распродав свои кредиты в жилищно-строительных ассоциациях. Alliance & Leicester обнаружило свою конкурентоспособность в рефинансировании кредитов частные сделки с банками по повышенным ставкам. Инвестиционный банк Lehman Brothers закрыл свои английские ипотечные подразделения, the London Mortgage Company и Southern Pacific Commercial Loans. Эксперты оценивают, что меры по затягиванию поясов могли увести не менее £50 млрд. ликвидности с рынков ипотечного финансирования.

Долгий период скорой инфляции недвижимости и исторически низкие процентные ставки привели к всплеску кредитов населению в период 1997-2007 гг. В атмосфере легкости и свободы обращения с деньгами был рост самооценки и доступности ипотеки, составившие £16 милрд. под 8% годовых. Но даже в таких условиях рынка фирмы, специализирующиеся на ипотеке для людей с плохой кредитной историей, значительно повысили ставки – в некоторых случаях, увеличив стандартные ставки на 2,5%. Это означало, что кредиторы увеличили ставки до поражающих 11,5%, удвоив базовую ставку Банка Англии. Другие компании отказались от ипотеки. Лидирующее рейтинговое агентство Standard & Poor’s предупредило, что для заемщиков с плохой кредитной историей ставка может возрасти до 60%.

Эксперты финансовой области также предупреждали, что даже те, кто уже имел ипотеку, оказались в зоне риска. Любой владелец ипотечного долга, допустивший проблемы с оплатой кредитной картой или по каталогу, обнаружил новые условия кредитования. Кризис пришел, когда 300 000 ипотечных кредитов с фиксированной ставкой подходили к концу в декабре 2007 года. Рефинансирование больше не было просто проблемой поиска брокера и удачной сделки. Дисконтированные займы и дешевые ставки больше не существовали и отзывались даже без предупреждения.

Дорогие деньги сделали банки и жилищно-строительные кооперативы более мудрыми после всех этих событий. Более строгие условия кредитования повлияли на количество сделок по ипотеке. Опрос на сайте MoneyExpert.com показал, что 738000 ипотечных заявлений было отклонено за 6 месяцев с апреля 2007 года на 60% больше предыдущего года. Генеральный директор Шон Гарденер прокомментировал:

«Финансовая среда стала более строгой, чем летом прошлого года, и людям надо быть готовым к отказам. Кредиторы резонно не хотят брать риски в условиях, когда люди не могут себе их позволить, поэтому им самим решать, в какой банк стоит обратиться».

Те, кто хотел взять ипотеку в 2008 году столкнулись с новыми рыночными условиями, сложившимися впервые за десятилетия. Брокер Крис Мэйер из Simple Mortgage Solutions никогда не знал таких времен:



«Покупатели были атакованы с нескольких сторон. Во-первых, стало сложно взять кредит, в принципе – количество предложений значительно уменьшилось, и большинство требуют значительного депозита. Во-вторых, многие кредиторы не обращают внимания на уменьшение ставки Банка Англии, поэтому ставки остаются высокими. В-третьих, заемщики, ищущие кредитные продукты, получают отказы без объяснений, даже в случае, когда было дано предварительное согласие.

Но более серьезная ситуация надвигается в дальнейшем, когда большое число пятилетных кредитов с фиксированными ставками закончится. Когда люди брали эти кредиты в 2003 году, банковская процентная ставка была 3,6%. В то время многие пары посчитали свой бюджет и создали семьи. Теперь, летом 2008 года, они столкнулись с рефинансированием на 6% больше, что является третьей частью их ежемесячных платежей. Это сделает многие ранее доступные дома, более недоступными, и могут привести к реальному кризису».

Другие области рынка недвижимости также почувствовали эффект. В ноябре 2007 года агенты недвижимости отчитались, что пик был побит, обострив озабоченность по поводу резкого падения и более широком рынке недвижимости. Цены на жилье в Великобритании за период 2002-2007 удвоились, и лондонский рынок проложил путь , когда сектор финансовых услуг вдохновил банкиров раскошелиться большими суммами на недвижимость и наиболее выгодных областях, таких как инвестирование в дома на продажу по всей стране. Теперь воздух стал выходить из шарика. По данным крупнейшего английского агентства недвижимости Savills в 2006 году банкиры Сити и дилеры инвестировали £5.5 млрд., не считая рынка бонусов £8.8 млрд. рынка недвижимости, но многие профессионалы рынка боялись за свои места в 2008 году и уменьшение бонусов, спрос к которым вернулся осенью.

Господствующий мрак отразился на настроениях в торговле зданиями. В октябре опрос показал, что уверенность среди английских девелоперов была на самом низком уровне. Один из самых уважаемых девелоперов Жеральд Ронсон из Heron сказал мне в апреле 2008 года, что продажи за пределами Лондона упали на 40-45% с начала года. Особенно серьезная проблема на рынке новых квартир. В Лондоне Ронсон оценил падение в 20-25%. Девелоперы оказались в глубоком затруднении. Самый крупный национальный девелопер Persimmon отправил рабочих в вынужденный отпуск и приостановил строительство весной 2008 года, как индикатор плохих условий. Резкое падение на рынке строительства домов предвещало серьезные экономические последствия. Строительство играет большую роль в экономике Великобритании, люди, покупающие новые дома, чаще всего покупают товары и услуги, такие как мебель, ремонт и электроника. Если рассмотреть стоимость ипотеки в домашнем бюджете, то это может повлиять и на ключевые покупки, такие как автомобиль. В первом бюджете 12 марта 2008 года Элистэр Дарлинг предупредил, что «при сохранении текущих условий кредитования на 2008 год перспективы покупки новых домов умеренные».

Неминуемо рынки всех форм кредитования были подвержены кризису. Годами покупатели наслаждались бумом заимствования с увеличением кредитных лимитов на их картах и увеличившемся объеме долгов. Объем надежных и безнадежных кредитов достиг огромных пределов £1363 млрд. к концу 2007 года, суммы, равной ВВП Англии, результату деятельности целой экономики. Но тренд к раздаче кредитов и кредитных карт всем подряд пал: банкам стало сложнее обслуживать наличность, а международные правила о величине капитала и ликвидности были ужесточены регуляторами. Теперь заемщики, персонал и бизнес были обязаны заплатить за чрезмерный бум предыдущих лет.

Кредиторы создали еще более жесткие требования для тех, кто хотел получить кредит, и тем, кто имел нехорошую кредитную историю, стало намного сложнее получить кредит. К тому же, число кредиторов, предлагающих беззалоговые кредиты снизилось, причем некоторые из них вообще отказались от таких кредитов. Один из профессионалов рынка сказал: «Такое значительное уменьшение за последний месяц тревожит. Без намека на то, что ставки упадут, это неустойчивый рынок. Финансовый кризис показывает свою силу на рынок персональных заимствований».

Рынок кредитных кард оказался среди наиболее пострадавших секторов. Уровень отказов в выдаче кредитных карт возрос значительно после августа, когда поставщики карт усилили требования с целью уменьшения рисков плохих долгов. Другими мерами были уменьшение кредитных лимитов на картах, при увеличении платы за обслуживание. Все это привело к тому, что клиенту получить кредитную карту стало намного сложнее, а тем, кто уже пользовался ими, уменьшился объем кредитования.



скачать файл



Смотрите также:
Финансовая академия
116.94kb.
Российская академия наук российское авиационно-космическое агентство российская академия космонавтики им. К. Э. Циолковского
266.91kb.
Общество с ограниченной ответсвенностью Инвестиционная финансовая
154.59kb.
Европейская Академия (Academia Europaea) общественная неправительственная организация, призванная объединить ученых всех европейских стран, была создана в 1988 г
13.14kb.
Финансовая помощь на постоянной основе
16.58kb.
Болдырева Т. В
125.43kb.
Величайшее путешествие: сознание и тайна смерти
1111.1kb.
Краниоаурикулярная электроакупунктурная рефлексотерапия соматоформных расстройств манкевич С. М. Белорусская медицинская академия последипломного образования, г. Минск, Республика Беларусь
30.6kb.
Финансовая деятельность школы в 2011 году
25.94kb.
Российская академия наук
272.75kb.
Академия педагогических и социальных наук
1636.79kb.
Учебное пособие / В. И. Фадеев, М. В. Варлен; Московская государственная юридическая академия. М.: Норма, 2008. 448 с.: 60x90 1/16. (переплет)
48.49kb.